Рейтинг каталога сайтов Хмельницкого региона
Главная Контакты Карта сайта
Моя газета
 
 

 

 
 

 
Последние статьи
05.09.2015 : Инфракрасная сауна: польза, вред и эффект
28.04.2015 : Как выбрать котел для отопления?!
05.03.2013 : Переможниця «Кращого студента» цінує гумор, інтелект та моральність
28.02.2013 : Подільський парубок або враження від прес-конференції губернатора
18.02.2013 : Журналістика очима людей

Все статьи >>

 
Наша кнопка

код кнопки:
 
 

На Камчатской границе

18.04.2014 11:58 Текст:  Т+   T-  
Кузина

 Миллионы радиопереговоров днем и ночью плотно заполняют мировой эфир. Одновременно переговариваются столичные и провинциальные города, военные части, группы альпинистов и туристов, банки и страховые кампании, промышленные и сельскохозяйственные фирмы.

 Поют солисты, хоры и ансамбли. Я знаю все об этом суматошном эфирном мире не по рассказам. А потому, что я – сын радиста и, одновременно, начальника метеостанции. И когда он мне разрешает побыть в радиорубке метеостанции, слушаю те страны, которые хочу и сколько хочу. Да, я знаю, что такое мировой эфир…

Среди всего этого хаоса военная связь – особенная. Она - сурова, в большинстве случаев – скрытна, иногда зашифрована, иногда открыта. Временами ни с того ни с сего в задушевную, нежную мелодию вдруг врывается резкое:

- Сообщите результаты поисков последних суток.
- Поставлены в известность все посты охраны, заставы а также геологические партии, сельсоветы, промышленные объекты, все средства наблюдения. Поиск ведется по всему побережью. Результатов – ноль. Ошибка возможна?
- Ошибка невозможна! Продолжить поиск! Усилить бдительность! Докладывать немедленно!

* * *

Сегодня мне дела нет до мирового радиоэфира и всех его штучек. Сегодня - воскресенье и я, по привычке, снова иду туда, к океану.
Что манит меня на этот замерзший камчатский берег? Какая сила поднимает меня с постели и заставляет идти сюда сегодня, в этот давно ожидаемый день, в воскресенье, пока мой отец еще спит?

Я пойму ответ на этот вопрос спустя многие десятилетия. Эта сила – древний инстинкт, заложенный в мое подсознание памятью моих прапредков. Эта сила – энергия океана, которая незримо бродит в моем теле. Только здесь, на берегу, вслушиваясь в сладкую музыку то мирного и нежного, то грозного, кипящего и гремящего, перерезанного пронзительными криками альбатросов, чаек и мартынов шума океана, удивительным образом успокаивается моя душа.
Мне – двенадцать лет. В воскресенье, - а сегодня именно воскресенье, я – вольный казак, как говорит отец (матери у меня нет, погибла при пожаре). Поэтому я могу, без спроса, пойти, посмотреть – каков океан сегодня. Ведь характер его каждый день совершенно другой. По рисунку и цвету волн, по нависающим над ним облакам, по солнечному освещению. Но главное – он живой, дышащий широко, полной грудью. Отсюда – от камчатского берега и, наверно, аж до самых Командоров. А может быть – и до Хоккайдо…
На дворе – конец октября. Осторожные заморозки сентября давно сменились стойкими морозами. Ежедневно подолгу сыплет снег. Вчера его навалило столько на наш рыболовецкий поселок, что, когда я спозаранку выскочил из нашего барака к сарайчику за углем, то еле пробрался назад по сугробам. А вечером, возвращаясь из школы, я видел, как бульдозером пробивали проходы по дорогам поселка. Это начальник комбината распорядился - Генрих Мартынович Лаблайкс – Наш Батя. Так зовет его у нас и стар и млад.
Берег вчера с утра тоже весь был завален снегом. Но в морской воде он быстро таял. Неяркое зимнее солнце проложило во воде широкий, мерцающий золотой тракт, играло на гребнях волн, как будто смеялось над попытками зимы сковать этого великана. И я кричал им :

– Привет тебе, – Солнце! Привет, – Океан!

Сегодня Солнца не видно. На море нет вчерашних игривых волн. Весь окоем застелила сплошная серая снеговая каша вперемешку с морской водой. Далеко, на самом горизонте, рождаются спокойные волны. Они ровные, как проведенные по линейке. Тихо прокатываются долгими - на всю ширь залива, мягкими валами под мокрым одеялом. Тихо всхлипывают и замирают у береговой черты, там, внизу, под невидимым сверху краем припая.
Поприветствовав ближайших друзей, я возвращаюсь домой. Отец пришел с работы поздно ночью. Но сейчас он уже поднялся и бреется. И я с порога :

– Папа, я – к пограничникам, с Валеркой. Можно?
– Им сегодня не до вас. У них – ЧП. Слышал? Чрезвычайное происшествие! Садись позавтракаем навагой с жареной картошкой.
– Пап? Мы – ненадолго!
– Говорю тебе – зеленым фуражкам не до вас!
– Ну пап, папочка, ну миленький! Можно?! Ну, можно?!
– Хорошо, пойдешь. Только не надолго. Сегодня хочу с тобой вечером в клуб, на пьесу пойти. У корейцев наших большой праздник. Они настоящий спектакль приготовили. Наш кузнец – Ким в нем японского жандарма изображать будет. Вон – шинель мою одолжил. Интересно. Только покушай сначала.
– Ну, па?!
– Не позавтракаешь, не отпущу!
– Ладно. Ура!!!

Валерка Глухов – мой школьный товарищ. Правда я в – пятом, а он в – четвертом классе. Он тоже с Украины, из Глухова. Мы в школе шутим : Глухов из Глухова! Но он не обижается. И вообще – он нормальный пацан. Не скупой, веселый. Хотя немного разбалованный, как говорит его мама, тетя Дуся. Она – стахановка, лучшая резчица на комбинате. Так называют женщин, которые работают на разделке и сортировке рыбы. Так ловко и быстро чистить рыбу, как она, никто не умеет. Поэтому к ней каждую весну приставляют девушек-сезонниц, чтобы научила – хвастался Валерка. Живут они в том же бараке, что и мы. Только у нас комната холоднее, потому, что с северной стороны. А у них – с южной.

Валерке хорошо, у него отчим – начальник геологической партии. Очень добрый. Каждый раз дарит ему, ну, прямо скажем – сокровища, на день рождения! Вон – одна Пальма, его подарок, умная как человек, овчарка, чего стоит. Он еще и маленькие нарты и упряжь парню подарил, чтобы запрягать Пальму. А в нынешнюю весну – маленький карабин. Не игрушечный, какой – нибудь, а боевой. Под пять патронов. Правда патронов дал только четыре штуки. Мы с Валеркой на них целое лето охотились, на побережье и в тундре. Я стреляю лучше, потому что на Украине, в Проскурове, сразу после войны, учился стрелять из пневматической винтовки. Пуль к винтовке я купить не мог. А вот целиться бесплатно владелец тира не запрещал. Даже пояснял как прилаживаться, смирять дыхание, учитывать нажим пальца. Здорово мы тогда поохотились. Я подстрелил большого куличка. А Валерка – ни одного. Потому что целиться не умеет. Обидно ему, ведь ему всегда удача. Ведь ни одному нашему пацану так не везло, как ему. Чтобы сразу – и собаку, и нарты, да еще и карабин…

Я твердо знаю, что буду пограничником. Об этом знает отец, соседи и все, с кем я дружу. Правда в школе меня не признают. Потому, что мы – “новоприбывшие” – приезжие то есть. Когда вырасту, а это уже недолго, буду обходить кордон по берегу с собакой, как сержант Иван Королюк. Мы с ним дружим еще с прошлого года, когда он узнал, что я с Украины. Он- тоже с Украины. Но не из Подолья, как мы с отцом, а из Полтавы. Вчера он пообещал, что в воскресенье разрешит мне пострелять из автомата. Я Валерке сказал, чтобы он со мной пошел к пограничникам, может упросим Ивана, чтобы и Валерке дал пострелять. Так я обдумывал, стуча в дверь приятеля. Но мне не повезло. Дверь открыла тетя Дуся и сказала, что отец (какой он ему отец – отчим) приехал на оленьей упряжке и повез парня в Телички – райцентр, на праздник оленеводов. – В общем снова повезло парню. Но какой же ты друг, если мне не сказал? Тетя Дуся увидела, что я загрустил и тут же добавила, что Валерка забегал к нам, но меня не было дома. Тоже мне оправдание. Разве малый не знает где меня искать? Но что поделаешь? Пойду к пограничникам сам. Не впервой. Еще же и больше постреляю. Автомат – не карабин. От одной мысли об автомате у меня перехватывало дыхание.
Идти по глубокому снегу тяжело. Были бы лыжи…А так в торбасах (корякские кожаные сапоги) по глубокому снегу – грузнешь. Я даже вспотел. И погода начала портиться. Подул сильный ветер со снегом. Идти стало трудней. Я уже подумывал, может вернуться домой? Но уже слишком далеко забрел от поселка. Путь мой почти что закончился. Так что нечего возвращаться, надо закалять боевой дух, как говорит мой друг – сержант.
Стрельбище пограничников – километрах в пяти от поселка, около наблюдательной вышки. Песчаная коса и тундровое болото тут заканчиваются. За болотом скалистые сопки (горы) подступают к морю вплотную. Тут же, за собачником, на ровной песчаной возвышенности, у пограничников стадион, он же и стрельбище. Королюк сказал, что на стадионе сегодня будет праздник и соревнования по стрельбе.

Но что это? На стадионе – ни души. Что случилось? Я посмотрел вперед, на вышку над морем. Она – на отроге скалы, что у самого выхода из залива. Сварена из стальных листов, вырезанных из корпусов японских катеров. И попасть к ней не просто. Метров за триста по берегу до самой воды и вокруг нее, ограда из колючей проволоки. А на калитке, к которой ведет протоптанная сапогами дорожка, висит желтый плакат с надписью «Стой! Запретная зона!».Сегодня почему – то калитка приоткрыта. Нет никого ни внизу, ни на самой вышке. Что за причина? Быстро проскочил по ступенькам наверх. Вот уже я с трудом открыл дверь и спрыгнул в середину.
Ух- ты … Можно наконец перевести дыхание и осмотреться. На дворе морозная пурга, а тут, в просторной кабине – на удивление тепло. Около южной стенки стоит самодельная электроплитка. Видно включили ее давно, это она согрела здесь воздух. Вся повернутая к морю стенка из толстого стекла. Около нее за столом сержант Королюк. Наверно весь Корфский залив отсюда, с высоты птичьего полета, просматривается. В кабине двое пограничников. Кроме сержанта, какой-то рядовой. Он крепко спит на тапчане, возле задней стенки. На визг двери Королюк мгновенно развернувшись, направил на меня автомат. Но, узнав, опустил оружие.

– А, это ты. Что, малыш, - не сидится дома? – улыбнулся приветливо.
– Дядя Иван. А почему ваших ребят ни одного нет на стрельбище? И праздника нет. Вы же говорили что будет праздник… Я и своим друзьям сказал…
– Не до праздника. Ночью была тревога. Всю ночь береговую полосу патрулировали. Устали наши хлопцы. Сейчас отдыхают. Да и я бы ,откровенно говоря, минуток шестьсот поспал. Это во-первых. А во-вторых, смотри как запуржило? Какой праздник в непогоду? Ничего, брат, постреляем в другой раз.
– Что, снова подводная лодка объявилась?
– Погоди, а ты откуда знаешь, это же военная тайна?
– Вчера к нам, пятиклассникам, на воспитательный час приходил дядя майор. Знаете форма не такая как у вас. Особенно фуражка такая красивая – ярко красная с голубым. Он нам рассказал и записывал, кто в какие войска хочет поступить. Я записался в пограничники-автоматчики.
– Ой! Держите меня! Теперь берегись, американцы! Рота наших автоматчиков задаст вам перцу! – подал голос пограничник, который раньше спал.
– Что, Серегин, отоспался? – Усмехнулся Иван. – Так иди сюда. Заступай на дежурство, а я вместо тебя покемарю.
– Ну что ты, Ваня. Мне еще час отдыхать положено. Как договорились. Только тише вы… – И он снова повернулся к стене.
Сержант показал мне на табурет возле себя и , убавив голос, проговорил:
– Садись-ка. Хорошо что пришел. Я ночь не спал. Устал донельзя. Так в сон и клонит. За разговором с тобой, может и сон прогоню.
– Дядя Иван, а можно я в ваш телескоп посмотрю?
– Это не телескоп, а перископ. Еще его называют стереотруба. Посмотри, конечно, раз ты у нас в гостях. Обрати внимание вот на это колечко. Увидишь какую-нибудь цель – подкрути его. Прибор сразу увеличит ее изображение. Понял?
Я припал глазами к окуляру и едва удержался от восклицаний. В круговерти пурги увидел, как передо мною раскинулось все наше поселение. Вон собачник, за ним, немного поодаль - огромная деревянная пристань рыбозавода. Я видел каждую улицу, даже каждое окно в домах . Если бы не мешала метель, все это было бы видно еще выразительнее. Вон рыбозавод – чаны засолочного цеха, узкоколейка. За ними фельдшерский пункт, кузница, площадь возле клуба и поселкового совета, магазин. В конце поселка видно вытянутые из воды старые ржавые буксиры, катера, искореженный деревянный кунгас (большая промысловая лодка). Все они как огромные рыбы, выстроены в ряд. Наверняка в хорошую погоду с вышки видно даже противоположный берег залива.
Снежная буря все усиливалась. Мне казалось какое-то огромное чудовище с шипением и свистом раскачивает нашу металлическую башенку. Красивое круженье крупных снежинок превратилось в беспорядочную снежную карусель. Нас вдруг качнуло в одну, другую сторону. Оглянувшись назад - как там пограничники, я увидел, что оба они сладко спят. Тот, который спал на топчане, даже не шелохнулся. А сержант завалился головой на свои руки на столе и тоже крепко спит. Да, сильно измотались за ночь парни…
Но пока они спят, можно вдосталь насмотреться в перископ. Правда снежные вихри как живое кружево мешает мне рассматривать залив. Но все же, когда ветер ослабевает можно сквозь них рассмотреть , закипающие белыми барашками морские волны. Ветер загоняет снежную кашу, которая с утра покрывала весь залив, к берегу. Однако, что это? Далеко в глубине залива, мягкую кашу разрезает какая-то черная точка. Покрутил колечко, как показал сержант – стало видно, что это какая-то трубка. Я осторожно потрогал Королюка за плечо:
– Дядя Иван, там какая-то труба в заливе!
–Что, кто, где!! – спросонок , видно еще не проснувшись как следует, закричал сержант. Оттолкнул меня от перископа, припал глазом к окуляру. От его крика подскочил, застегивая гимнастерку Серегин. Не обращая ни на кого внимание, Иван отчаянно крутил ручкой полевого телефона.
– Товарищ начальник заставы! Объект выявлен! Он выдвигается из 111-го в 112-й квадрат. Сколько наблюдаю? Пять-семь минут. На Центральный пост сообщить не могу – батареи радиостанции разрядились. Запасных нет. Есть передать нарочным!
Он положил трубку телефона и повернулся к товарищу:
– Павел! Приказали сообщить про найденную АПЛ на Центральный пост нарочным. Подожди!
Продолжая что-то писать на столе, он повернулся ко мне:
– Эрик, спасибо тебе за сообщение. Возможно, если бы не ты, мы бы эту проклятую АПЛ проворонили. А теперь, парень, собирайся домой. Обещаю- из автомата мы еще постреляем. – Так! Теперь ты, Серегин, готовься быстрей и бегом на Центральный пост. Поверху не иди. Видишь какие шквалы. Хоть немного дольше, но пойдешь понизу. Так надежнее. Передашь донесение. –Он закончил писать Протянул рядовому конверт. На словах скажешь – объект выдвигается из 11-го в 112-й квадрат. Все понятно? Поспеши! Путь неблизкий! Вперед!
– Дядя Иван, а можно я с ним пойду!
– Нет! Ни в коем случае!
– Ну, дядя Иван!
– Нет! Я сказал! Ты, Эрик, останешься со мной. Я вызову отца. Вернешься домой с ним. А ты иди, Серегин!
– Есть! - Серегин исчез за дверью.
Зазвонил телефон. Сержант метнулся к аппарату.
– Да! Слушаю!
Что он говорил дальше я не слышал, Потому что уже бежал за Серегиным.
Догнал я его уже наверху, около скал.
– Дядя Серегин! Дядя Серегин!
– Ну, что? Он разрешил тебе?
– Да, - соврал я, - пойдем вдвоем. Так веселее.
– Знаешь, - попросил он, - Не называй меня дядей. Я всего на семь лет тебя старше. Зови меня просто – Павел. И еще. Мы все-же пойдем по верхней тропе. Там путь короче почти вдвое. Да и ветер как-будто затихает. А чтобы тебя ненароком не снесло вниз, давай свяжемся веревкой.
– Ладно – согласился я.
– Иди за мной осторожно. Тропка узкая и скользкая. Слева – океан. Крепче держись за трос.
Тропинка и в самом деле была еле заметной в скалах. Если бы не ржавый металлический трос, который был протянут и прикреплен пограничниками под почти отвесными скалами, я бы ее вообще не заметил. Зато отсюда, сверху, тоже открывался во всю ширь океан. До горизонта стальным отблеском посверкивала его спина. Темный силуэт сухогруза «Победа» медленно входил в залив.
Цепляясь за трос, мы двинулись вперед. Я насилу успевал за ним. Особенно трудно было подниматься вверх . Мои торбаса каждый раз соскальзывали на обледеневших камнях. Ветер, который будто бы ослабел на какое-то мгновение, снова завыл и его порывы заставляли нас рассчитывать каждый шаг. Только теперь я осознал, что прав был сержант. Теперь бы я вместе с отцом возвращался по берегу домой. И рассказывал ему, что это я первым увидел АПЛ (американскую подводную лодку). Может он бы похвалил меня.
Сколько продолжался наш с пограничником путь, я не могу сказать. Смеркалось. Понемногу воздух начал сереть. Вскоре сумерки поглотили последний скупой свет дня. На голубом небе одна за другой появились звезды. Я уже совсем бы выбился из сил. Шел, механически и бездумно передвигая ноги. Устал и мой проводник. Он внезапно остановился и прокричал:
– Привал! Сделаем привал на пять минут. Отдохнем перед перевалом. Там будет труднее всего. Одолеем его , а дальше тропа пойдет вниз. За полчаса будем на Центральном посту.
Мы присели за высоким гранитным обломком. Тут не так сильно дуло. А вокруг вовсю хозяйничала снежная буря. Отдохнув, мы снова двинулись вперед. Теперь мрак полностью окружал нас. Серегин включил карманный фонарик и светил себе под ноги. Еще шагов сто мы с трудо продвигались по скользким камням. Вдруг я почувствовал, что мы вышли на перевал. Скалистая и обрывистая стена, к которой был прикреплен трос, закончилась. Мы очутились на голой горной площадке. Снег тут почти не задерживался. Под ногами был сплошной лед. Трос теперь оказался под нашими ногами. Цепляться за него было тяжело и неудобно. Пришлось встать на корточки, каждый шаг стоил неимоверных усилий. Мне стало не по себе. Чувство опасности холодком прокатилось по хребту. Раньше мы шли, прикрытые от бури массивной громадой сопки. А здесь, на перевале пурга и ветер господствовали полностью. Не давали открыть глаза. Меня и пограничника он отрывал от троса и грозил столкнуть со скалы. А слева, внизу затаилась морская пучина.
К тому же, я до того устал, что уже не мог идти так, как раньше. Шедший впереди Серегин не замечал этого. Он так же легко продвигался вперед, а я из последних сил волочился за ним, стараясь не отставать. Наконец случилось то, чего мы так старались избежать. Мощным порывом ветра Серегина оторвало от троса и понесло на меня. Левой рукой (правой я уцепился за трос) я успел схватить его за полу шинели. Но удержать все-же не смог. Я успел только крикнуть : Ма! Как мы очутились в море.

Полет к воде был стремительным и коротким. И это было хорошо. Я не успел испугаться. Хотя чувствовал, что мое сердце готово остановиться от ужаса. Когда я, с трудом вынырнул и выплюнул изо рта соленую жижу. Мысль заработала лихорадочно и четко. Сперва, как это случалось со мной иногда, если я внезапно попадал в воду, я ужаснулся от мысли про акул (я не знал тогда, что акулы теплолюбивы и в холодные воды попадают только случайно). Второй мыслью было- сколько мы сможем продержаться в ледяной воде. Но самый большой страх, который почувствовал я был связан с тем, что Серегин, полу шинели которого я инстинктивно сжимал левой рукой, не выныривал. Его тело тянуло меня под воду. Я отчаянно бил по воде правой рукой и ногами, чтобы удержать голову над водой. И заключительным было ощущение, что нас подхватило и несет в океан мощное течение.

– Господи Боже мой, -ужаснулся я – да ведь он же захлебнулся! Сразу в памяти встали школьные рисунки по спасению утопающих. . Его надлежало положить на ровную поверхность. Потом – переложив на живот, удалить воду. А потом приступать к искусственному дыханию. Какая ровная поверхность, какое искусственное дыхание! Я снова погрузился в воду, отыскал в воде голову солдата и, вцепившись пальцами в короткий чуб, хорошо еще, что он не был новобранцем, вытащил на поверхность.
Слава Богу, что воды он глотнул не так много. Потому что, когда я уже совсем задыхался и, выбиваясь из сил подержал его голову на водой, он вдруг весь вздрогнул, икнул, выплюнул фонтан воды. А после выругался таким отборным матросским матом. Какого я давно не слышал.
– З-знаешь, я совсем не умею п-плавать. Были последующие слова, которые я услыхал от утопленника. – не бросай меня. .. И тут же он стал хватать меня за плечи, чтобы спастись.
– Этого еще не доставало – подумалось мне. Я надеялся что он не даст мне пропасть. А теперь, видно обоим нам будет конец. Я завертелся в воде винтом, как тогда, когда как-то тонул в Буге, стремясь вырваться из этих смертельных объятий. И в следующее мгновение что-то темное и тяжелое мягко, но сильно и резко ударило меня по затылку. Я едва не потерял сознание, едва не захлебнувшись. Под моей правой рукой оказались какие-то скользкие прутья. Инстинктивно ухватился. Это было наше спасение.

Двухметровый, а может и более длинный плетень из молодой лозы, оторванный откуда то ветром, каким то чудом оказался здесь. Времени на размышления не было. Ухватив правую руку Серегина приложил ее к плетню. Он инстинктивно ухватился. Потом я сделал то же самое с его левой рукой. Потом сам ухватился за какой то кол или слегу, торчащую из плетня. И, перевернувшись на спину позволил себе отдохнуть, отгоняя страшную мысль о том, что случилось бы со мной, если бы не этот плетень, если бы меня оплели руки солдата.

– Слушай, Паша, отдышавшись закричал я изо всех сил, уклоняясь от назойливых волн, все время норовивших залить мой рот. – Держись крепче за плетень и колоти по воде ногами. Иначе – хана!
Не слушая меня, а может быть наоборот, хорошо расслышав мои слова, пограничник еще крепче ухватился за плетень и вылез на него почти до половины. От этого наша опора немедленно встала вертикально. Но все же его голова и плечи оказались над водой, и он немного перестал паниковать. Хорошо что он перестал обнимать меня и я смог удерживать свое тело на плаву. В полной мгле я еле-еле различал искаженные страхом смерти черты его лица.

– Вот так приходится погибать. Господи Иисусе Христе, Царица небесная, спасите! Не дайте погибнуть душе христианской! Господи прости мою грешную душу! Умоляю тебя, Эрик, не бросай меня! Горячо шептал он, как будто я мог его оставить и куда – нибудь деться.
А вокруг пищала снежными вихрями, порывами ветра и заливала постоянно наши головы морскими волнами черная ночь. Небо очистилось и звезды равнодушно подмигивали нам. От ледяной воды судорога медленно, вкрадчиво начала сводить руки и ноги. Где-то далеко, на севере от нас, я в последний раз едва различил огни увиденного мной ранее огни сухогруза «Победа». Мы с солдатом были одни, полностью во власти безжалостной морской стихии. Течение стремительно уносило нас в неизвестность. Надежды на спасение оставалось все меньше и меньше...

* * *
– Срочно: два сообщения.
– Местонахождение нарушителя, курс, скорость установлены. Меры приняты!
– Пропавшие без вести рядовой пограничной службы и местный школьник – спасены вблизи острова Карагинский командой торпедного катера. Всем постам береговой охраны, судам, самолетам, гражданским объектам, которые вели поиск – отбой боевой тревоги!
Поздней ночью, перед самым рассветом, меня и Серегина привезли на базу. В школе наконец меня признали. А я несколько дней не мог спокойно смотреть в печальные глаза отца. На его наполовину поседевшую голову.

Б. Кузина
 

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ ИНТЕРНЕТА !

Предлагаемый цикл рассказов КУЗИНЫ БОРИСА СТАНИСЛАВОВИЧА является эксклюзивными. Эти рассказы никогда не печатались в сборниках, а только исключительно – на страницах газет и в альманахах. К сожалению, эти рассказы никогда не рецензировались и не оценивались профессиональными критиками, хотя автор не новичок в литературе, он работал в районной газете и первые его очерки и рассказы публикуются, начиная с 1965 года. Рассказы поданы на украинском и русском языках для того, чтобы не ограничивать круг читателей.

Автор исходит из того, что наиболее авторитетным критиком и ценителем творчества всякого литератора является обычный читатель. Поэтому просим, после ознакомления с содержанием рассказа, поставить свою оценку в помещенной анкете. Редакция будет также благодарна за присланные читателями по нашему адресу и более расширенные отзывы.

 АНКЕТА ЧИТАТЕЛЯ

 

ОЦЕНКА

СОДЕРЖАНИЕ

ФОРМА ПОДАЧИ

Характеристика языка

Использование образных приемов

ОТЛИЧНО

 

 

 

 

ХОРОШО

 

 

 

 

МАЛОУБЕДИТЕЛЬНО

 

 

 

 

БАНАЛЬНО

 

 

 

 

СОВСЕМ ПЛОХО

 

 

 

 

 Оценки и отзывы Вы можете отправлять на нашу почту moyagazeta@list.ru

Опубликовано : 18.04.2014 11:58   на главную




Также в рубрике:
Последние комментарии - 2
Страниц : 1
SSfordiLap
Добавлено 17.03.2017 06:12 Тема bmw клуб красноярск
Запчасти на авто в Красноярске. Красноярская фирма клуб обеспечит ваш автомобиль авто всем что нужно. Это большой выбор запчастей, которые можно взять готовые со склада, либо заказать land rover клуб Красноярск https://****.24bmwclub.ru/land-rover.html и они будут оперативно привезены. Также это очень большой ассортимент масел и охлаждающих жидкостей для различных узлов и систем авто. И наконец, это разнообразие необходимых аксессуаров таких же как у сайтов ****//****.drom.ru/ , https://auto.ru , ****//****.24auto.ru Будьте уверены, что вы отыщете у нас всё необходимое для своего авто. А произвести верный выбор вам помогут наши многоопытные менеджеры. Оплата делается любым удобным для вас способом, со скидками для постоянных клиентов.
SSfordiLap
Добавлено 18.03.2017 10:23 Тема запчасти bmw купить
Запчасти на машину. Красноярская компания клуб обеспечит ваш автомобиль авто всем чем требуется. Это расширенный спектр запчастей, которые можно взять готовыми со склада, или сделать заказ запчасти на дэу https://****.24bmwclub.ru/daewoo.html и они будут оперативно поставлены. Также это широчайший ассортимент масел и охлаждающих жидкостей для всех агрегатов и устройств авто. И наконец, это разнообразие необходимых аксессуаров как и у сайтов ****//****.drom.ru/ , https://auto.ru , ****//****.24auto.ru Не сомневайтесь, что вы отыщете у нас абсолютно всё для собственного автомобиля. А сделать верный выбор вам посодействуют наши опытные менеджеры. Оплата делается каким угодно удобным вам способом, со скидками для постоянных клиентов.
Страниц : 1
А что думаешь ты? Комментируй

Ваше имя :
Заголовок :
 Обновить изображение
Потверждающий код :

 
 

 

 
 
© 2008-2018 www.moyagazeta.com
При перепечатке материалов
активная ссылка на сайт объязательна.

Кількість відвідувачів