https://moyagazeta.com/

АНТИБИОТИКИ, ЖИВОТНОВОДСТВО И СУПЕРБАКТЕРИИ: КАМО ГРЯДЕШИ…

(Всемирной неделе правильного использования антибиотиков посвящается.

В 1969 году главный хирург США (весьма влиятельная должность, как сейчас обозначают специалистов- главный врач всей Америки) Вильям Стеворд на слушаниях по вопросам медицины в Конгрессе США заявил, что “пора зарыть книгу инфекционных болезней”, имея ввиду потрясающие успехи антибиотикотерапии тех времён и появление все новых и новых их классов.

Однако уже вскоре реальность оказалась куда сложнее: микроорганизмы стали проявлять устойчивость к лекарственным средствам, изменился спектр микробов, вызывающих заболевание у человека, патогенная флора сменилась на условнопатогенную, а резистентность на сегодняшний день стала “достоянием” не только отделений интенсивной терапии. Несмотря на то, что явление устойчивости к антибиотикам известно ещё с середины прошлого столетия, все спохватились только в 2009 году, когда 9-ти летний Брок Уэйд поцарапал ногу при падении из самоката.

В больнице применение антибиотиков к выделенному устойчивому к метициллину стафилококку не приносило результат и только сочетание пяти различных антибиотиков позволило мальчику выздороветь. Другой маленький пациент в Англии погиб от инфекции мочевыводящих путей, а выделенная у него кишечная палочка оказалась мультирезистентной ко многим антибиотикам (кроме колхицина) и содержала фермент, названный Нью Дели бета-лактамазой (NDM1). Наконец, когда в начале 2010 года “супербактерии”, содержащие энзим NDM1, атаковали Индию, Пакистан и Соединенное Королевство, СМИ обвинили в их распространении медицинский туризм.

Однако последующий анализ показал, что большое значение имеет чрезмерное потребление антибиотиков не только в медицине, но и в животноводстве.

В то время многие эксперты забили тревогу по следующим причинам: – По крайней мере, один из 10 штаммов кишечной палочки, содержащей NDM1, был резистентен ко ВСЕМ имеющимся антибактериальным средствам;- эта резистентность передаётся между бактериями наиболее легким механизмом – через плазмиды; – кишечная палочка, часто являющаяся причиной инфекции мочевыводящих путей, в случае наличия NDM1 не может быть уничтожена с помощью потенциально “смертельного” для неё колицина в связи с токсичностью последнего для почек; – более 25 лет на фармакологическом рынке не появляется новый класс антибиотиков, ибо вложенные колоссальные инвестиции потенциально не окупаемы или окупаемы очень слабо.

В статье, опубликованной в 2010 г. в журнале “Clinical infectious Diseases” отмечалось, что лишь у пяти компаний – GlaxoSmithKline, Novartis, AstraZeneca, Merck и Pfizer – все еще были программы активной разработки антибактериальных препаратов. Кроме того, лишь 15 из 167 антибиотиков, находившихся в стадии разработки, имели новый механизм действия, потенциально способный преодолевать резистентность.

Супербактерии долгое время встречались только в стационарах, однако постепенно они стали проникать и во внебольничные сообщества. И когда эксперты стали разбираться в причинах случившегося, оказалось, что одной из важнейших причин этого явления есть потребление антибиотиков в животноводстве – более 50% от ВСЕХ потребляемых в мире антибиотиков скармливаются животным для активной стимуляции роста. Этот метод был внедрен еще в середине 50-х годов прошлого столетия и применяется вне зависимости от состояния здоровья животных. Внедрение антибиотиков в животноводстве беспрецедентно, например, в США в период с 1951 по 1978 год их применение в этом секторе возросло в 50 раз, а у человека – только в 10 раз.

В Англии устойчивость к тетрациклину домашней птицы возросла с 3,5% до 63,2% всего лишь после четырёх лет применения антибиотиков в ПРОМЫШЛЕННОМ животноводстве. А какое это имеет отношение к человеку? Наш с вами кишечник (и животных) колонизирован в том числе и полезными (или безвредными) микроорганизмами, находящиеся с нами в дружеском союзе. При поступлении в кишечник антибиотик для них часто является губительным, но те микробы, что выживают, формируют устойчивость (резистентность).

Таким образом, явление антибиотикорезистентности представляет собой ещё одну грань адаптации микроорганизмов к враждебной для них среде (правило – “выживает сильнейший” актуально для всего живого). В конце концов, в кишечнике накапливается все большее и большее количество устойчивых бактерий. Это является небезопасным как для самого человека, ибо если такие бактерии вызывают у него заболевание, оно, естественно, весьма сложно излечивается, так и для окружающих, ибо, выделяясь во внешнюю среду с фекалиями эти бактерии контаминируют почву, могут становиться переносчиком генов резистентности и попадать в пищевую цепочку.

Так, на сегодняшний день сальмонелла и кампилобактер являются самыми распространёнными заболеваниями пищевого происхождения с растущей резистентностью к антибактериальным препаратам, в т.ч. к макролидам, цефалоспоринам 3 поколения и фторхинолонам. С момента введения энрофлоксацина для стимуляции роста у животных резистентность к хинолонам сальмонелл выросла в сотни раз не только у животных, но и у человека. Инфицирование людей такими штаммами увеличивает смертность от какой-то там кишечной инфекции более, чем в два раза.

Ещё более трагический пример – после применения у животных авопарцина (гликопептидного антибиотика, похожего на ванкомицин) привело к появлению устойчивых к ванкомицину (!) энтерококков в составе НОРМАЛЬНОЙ флоры у людей, хотя ванкомицин в больницах почти не применялся. В 1995 году применение авопарцина было запрещено во всех странах ЕС. В связи с такими глобальными небезопасными тенденциями первая страна, запретившая применение у себя антибиотиков в качестве стимулятора роста ещё в 1986 г. стала Швеция, и только с 2006 года это сделали страны ЕС.

Таким образом, неконтролируемое применение антибиотиков в сельском хозяйстве привело к резистентности “критически важных” антибиотиков для человека (например, единственно возможный препарат для лечения того или иного заболевания). В 2005 году ВОЗ подготовила список таких антибиотиков и постоянно его обновляет. На сегодняшний день к таким приоритетным антибиотикам, в отношении которых надо срочно осуществлять стратегии снижения риска, относятся фторхинолоны, цефалоспорины 3 и 4 поколения и макролиды.

Таким образом, если не предпринимать определенные меры, у нас есть все шансы скатиться в “доантибиотическую эру”. Интересно, что ещё в конце 1960-х годов в Соединенном Королевстве было установлено, что резистентные бактерии выделяются в больших количествах животными в окружающую среду в результате использования антибиотиков в животноводстве. Но в то время это ни у кого не вызвало обеспокоенности по одной простой причине: на рынок постоянно поступали новые антибиотики.

Другие предупреждения видных микробиологов, например Старта Леви из США, также в значительной мере были проигнорированы, поскольку на момент публикации в 1992 году его книги «Парадокс антибиотиков» даже самые устойчивые бактерии все еще поддавались лечению некоторыми антибиотиками.Наконец, всеобщая глобализация приводит к быстрому распространению всего – микробов, переносчиков микробов, резистентности микробов, а, например, для такого произведения кулинарного искусства, как котлета по-киевски, можно использовать ингредиенты более чем из 10 стран …

Поэтому ВОЗ на сегодняшний день рекомендует использовать антибиотики только для ЛЕЧЕНИЯ больных животных, содержать их в чистоте и, по возможности, вакцинировать (например, внедрение вакцинации лосося в Норвегии с 1994 года плюс хорошие условия содержания почти полностью позволили избежать применение антибиотиков).