https://moyagazeta.com/

Людмила Воробьева: «В каждом человеке – свой личный Господь…»

Без нее трудно представить православный храм и богослужение, дом православного человека и его жизнь. И далеко не каждый способен приложить руку к их созданию… Наша сегодняшняя собеседница, хмельничанка Людмила Воробьева, занимающаяся изготовлением икон из бисера, называет это творчеством для души.

Корр.: Людмила Григорьевна, расскажите читателям, чем Вы занимаетесь? Где берете материалы для Ваших работ?

Л.В.: Я занимаюсь оформлением икон. Называю это творчеством для души. За материалами езжу в Харьковский или Почаевский монастыри, где беру литографию для своих работ – своего рода фотографию, которая клеится на ДВП-основе. А потом… Потом включается фантазия (улыбается), которая переходит в творчество.

Корр.: О чем Вы думаете, когда трудитесь? Сколько времени требуется для изготовления одной иконы?

Л.В.: Ни о чем постороннем не думаю – только о работе. Сами мысли подсказывают, как надо правильно сделать. Если ты первую мысль свою не слушаешь, и поставишь какой-то другой камень, сразу чувствуешь, что что-то не так и надо переделать. Время выполнения работы зависит от вдохновения – можно сделать икону бвстро (одну из них мы с дочерью выполнили всего за день), а можно и порядочно повозиться… Изготавливаю их уже 11 лет. Сколько всего сделано, точно сказать не могу, но много.

Корр.: Скажите, а сам процесс влияет на внутренние состояние души, успокаивает? Вообще, есть ли какой-то ритуал их создания?

Л.В.: Да, конечно. Во-первых, нужно вначале очиститься, потом помолиться, зажечь свечи, благовония. Обязательно нужна святая вода. Ну, и, естественно – попросить Господа, чтобы он мне помог с работой!

Корр.: А Вы просили благословение на свои работы? Самую первую хорошо помните?

Л.В.: Конечно. Я получила благословение в Почаеве в 2002 году, и первую икону как раз и подарила в Почаевскую церковь. Это моя самая любимая работа. Я во сне увидела, что и как мне надо сделать.

Корр.: Вы выставляетесь? Во что оцениваете свой труд и время?

Л.В.: Мои иконы постоянно принимают участие в выставках. Вот недавно одна прошла в Польше. Стоимость их разнится – от 250 гривен до 3000.

Корр.: Расскажете немного о себе, о своей жизни?

Л.В.: Я закончила филологический факультет пединститута и получила специальность «учительница русского языка и литературы». Работала в детском саду, затем в институтской библиотеке и в школе. Но после того как у меня случился микроинсульт, в школе я работать перестала…

Корр.: Как вообще у Вас появилась идея заниматься вышивкой бисером?

Л.В.: Впервые такое желание пришло 11 лет назад, когда я перенесла инфаркт. Считаю, что надо было пережить определенные испытания, чтобы прийти к тому, к чему я пришла.

Корр.: Получается, только пережитые испытания, связанные со здоровьем, вывели Вас на духовный уровень восприятия мира?

Л.В.: Если быть откровенной до конца, то нет. Не только состояние здоровья повлияло на мой выбор. Первым учителем была моя бабушка, которая, как и все бабушки, верила в Бога. Я однажды у нее спросила: «Бабушка, ты так сильно веришь в Бога… А ты когда-нибудь видела его?». На это она ответила: «Увидеть его невозможно. Это просто дух, который можно услышать. Но для того, чтобы услышать, надо жить правильно – быть доброй, отзывчивой, любящей. Все на свете делается с любовью. Тогда ты сможешь услышать Бога».

Мне было семь лет, когда бабушка со мной впервые говорила о таких серьезных вещах. Знаете, я все время пыталась услышать голос Бога (улыбается). Но у меня это не получалось. Бабушка меня успокаивала, говорила, что у меня все еще впереди, предупреждала, что, возможно, будет тяжело, больно, что будут слезы. Но только через боль и слезы душа очищается. Я считаю, что мои болезни – своего рода испытания, которые уже позади. В 2001 году, после инфаркта, я услышала голос Бога впервые…

Корр.: Что в Вашем понимании совесть? Говорят, что человек не может обмануть сам себя. Как это понимаете Вы?

Л.В.: В человеке внутри есть личный Господь, высшее «я». Я думаю, что такой Бог – это совесть и честь. Именно это божественное «я» не позволяет обманывать себя самого.

Корр.: Можно ли сохранить в себе все духовное, но при этом остаться стоять ногами на земле? Сберечь, так сказать, «золотую середину»?

Л.В.: Человек должен идти по срединному пути. Если твердо стоять на земле, выше подняться будет невозможно. Но и полностью отдать себя духовному, думаю, тоже неправильно. Все мы – обычные люди, до пояса – материальные, а выше – уже духовные. Главное – выбрать правильный путь. Поэтому сам человек должен установить себе границы и идти по правильному пути.

Корр.: Но почему одни болеют, а другие нет? Вообще, что такое болезнь?

Л.В.: Если человек чего-то недопонимает, если он очень «заматериализованный», уходит от духовных вопросов, от самого себя, то должно страдать тело, чтобы можно было приблизиться к Богу. Если же такой человек попросит прощения, поймет, что он в жизни делал не так, то болезнь просто уйдет, ее не будет.

Корр.: У Вас есть ученики?

Л.В.: Моя дочь занимается этим, внучка тоже оформляет иконы, потому что ей это нравится. А вот настоящих учеников в полном смысле этого слова нет. Надеюсь, что пока нет…

Корр.: Что бы Вы хотели передать своим детям?

Л.В.: Хочу, чтобы они были порядочными людьми, честными. Передаю им свою любовь. Что еще может передать мать своим детям?

Беседовала Людмила Лунина