Деньги – пирамида долгов?

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Об этом не говорится ни в одном голливудском блокбастере. Да что там кинематограф – об этом даже не расскажут в школе, в которую мы все с вами ходили! Для большинства из нас вопрос «Откуда берутся деньги?» вызывает ассоциацию со станком, печатающим банкноты и монеты.

Большинство из нас верит, что деньги создает правительство. Это верно, но лишь в определенной мере. Те бумажные и металлические символы стоимости, которые мы считаем деньгами, действительно печатает подотчетный правительству Монетный двор. Но большая часть существующих денег появляется иначе. Их создают ежедневно и в огромных количествах частные корпорации, известными нам как банки.

Большинство из нас верит, что банк выдает в кредит те деньги, которые им доверили вкладчики. На самом деле банки создают деньги, которые дают в кредит. Они берутся не из доходов банка, не из денег вкладчиков, а из подписанного должником обещания их вернуть. Подпись в долговой расписке обязует должника вернуть деньги плюс проценты, иначе он потеряет дом, машину, то есть то, что является залогом. Это обязательство должника перед банком.

А что эта подпись требует от банка? Банк проделывает простейшую вещь: он просто записывает сумму на счет должника. Скажете, что это притянуто за уши? Поверить сложно, но это правда.

Для иллюстрации того, как возник этот фокус современной банковской системы – небольшая история.

Сказка о ювелире

Когда-то давно в качестве денег выступало все что угодно, практически любая вещь, которою можно было носить с собой. Главное, чтобы все верили, что это можно обменять на какие-то ценные вещи: еду, одежду, кров. Были времена, когда деньгами служили какао-бобы, красивые ракушки и даже птичьи перья – но несколько тысяч лет назад люди решили, что самыми ценными вещами являются драгоценные металлы золото и серебро. Секретами их обработки владели ювелиры. Изготавливая монеты – стандартные образцы этих металлов с гарантированной чистотой и весом, они способствовали торговле. Но чтобы обезопасить свое золото, ювелирам требовались хранилища. Так появились первые сейфы. Вскоре и другие горожане стали арендовать у ювелира его сейф, чтобы хранить там свои монеты и ценности. Так, задолго до появления кредитов, ювелиры начали сдавать в аренду ячейки своих сейфов, получая небольшой доход от этого бизнеса.

Шли годы, и однажды один ювелир заметил, что вкладчики никогда не приходят за своим золотом все сразу. Это происходило потому, что долговые расписки, которые подписывал ювелир, принимая золото на хранение, люди использовали на рынке наравне с реальными монетами, поскольку они были намного удобнее и легче. Кроме того, суммы можно было записывать, а не пересчитывать монеты при каждой сделке. У ювелира появился другой бизнес – он стал давать свое золото взаймы под проценты. По мере того, как получили хождение долговые расписки в качестве денег, заемщики стали брать ссуды в виде этих бумажек вместо реального золота. По мере развития цивилизации все больше и больше людей стали обращаться к ювелиру за ссудой. Это навело его на еще одну идею. Он знал, что мало кто из вкладчиков требует назад именно те монеты, которые он когда-то отдавал на хранение (ведь если вкладчик получает назад всю сумму, какая ему разница, чье это золото?), поэтому он придумал выдавать чеки под залог чужого золота, помимо своего. Теперь ювелир (скорее уже даже банкир) мог бы получать гораздо больший доход, чем если бы давал в долг под проценты только свое золото.

Многие годы ювелир хорошо зарабатывал, втихаря давая ссуды под залог своих вкладчиков. Он стал известным ростовщиком и, будучи богаче других горожан, щеголял этим. Но когда пошли слухи, что он пользуется деньгами своих вкладчиков, те собрались и потребовали вернуть свое золото, если ювелир не объяснит, откуда взялось его богатство. Но эта неприятная ситуация не привела его к разорению. Несмотря на двуличность схемы, его идея сработала и на этот раз. Вкладчики ничего не теряли, их золото надежно хранилось в сейфе ювелира, а вместо того, чтобы забрать свои деньги, вкладчики потребовали, чтобы ювелир, а теперь уже их банкир, взял бы их в долю, выплачивая им часть своих процентов.

Вот так возникли банки. Банкиры выплачивали небольшой процент своим вкладчикам, а ссуды давали под большие проценты. Разница в процентах покрывала расходы банка и составляла его доход. На первый взгляд, это разумный способ удовлетворить потребность в кредитах. Но современные банки работают совсем по-другому…

Наш ювелир-банкир не был доволен доходом, который оставался после выплаты процентов своим вкладчикам. По мере того, как европейцы колонизировали другие страны, спросы на кредиты росли. Но способность давать ссуды была ограничена количеством золота, которое хранилось в сейфе. Тогда ему пришла в голову еще более дерзкая идея. Так как кроме него самого, никто не знал, сколько денег находится в сейфе, он мог бы выдавать долговые расписки под золото, которого у него вовсе не было. Если все вкладчики не придут одновременно и не потребуют свое золото, кто об этом узнает?

Новая схема прекрасно работала, и банкир сказочно разбогател на процентах от золота, которого не существовало. Идея, что банкир делает деньги из ничего, была слишком смелая, чтобы в нее поверить. Долгое время это даже никому не приходило в голову – но вскоре сумма кредитов, выдаваемых банкиром, и его баснословное богатство снова вызвали подозрение. Некоторые богатые вкладчики стали требовать назад свое золото вместо его бумажного заменителя, а затем, когда городом поползли нехорошие слухи, площадь перед банком заполнилась огромной толпой вкладчиков, требующих вернуть им их деньги. Долгое время банкир выдавал людям золото и серебро – но затем оно у него закончилось, и произошло то, чего боится любой финансист – он обанкротился.

Этот феномен разрушил многие банки и, как следовало ожидать, подорвал доверие людей к банкирам. Правду говоря, следовало бы запретить делание денег из ничего. Но кредиты, выдаваемые банкирами, были важны для коммерческой экспансии европейской цивилизации. Поэтому, вместо запрета, эту практику узаконили. Банкиры согласились сократить количество несуществующих денег, которые они могли бы давать в кредит –но это число все равно больше реальных запасов золота и серебра в хранилищах. Обычное несовпадение составляет 9 несуществующих долларов на 1 золотой. Выполнение этих законов проверялось инспекциями. Также было оговорено, что в чрезвычайных ситуациях центральный банк поддерживает местные банки вливаниями реального золота. И только если все банки израсходуют свои резервы одновременно – кредитный мыльный пузырь лопнет и система развалится.

Денежная система сегодня

За многие годы такая система частичного резерва и подчиненная ей банковская сеть стала господствующей денежной системой в мире, а золотые деньги, обеспечивающие кредитные, практически исчезли. Да и сама суть денег также изменилась. В настоящем мире это чьи-то долги. В прошлом бумажный доллар был распиской, по которой можно было потребовать его стоимость в золоте или серебре. Сегодня за бумажный или цифровой доллар можно получить другой бумажный или цифровой доллар.

В прошлом кредит частного банка существовал в виде банкнот, выпущенным этим банком, и у людей был выбор: они могли отказаться от такого частного платежного средства, впрочем, как и сегодня. В настоящее время кредитный счет частного банка можно обналичить в национальной валюте государства: в долларах, евро, фунтах, словом, в том, что мы обычно считаем деньгами.

Государство устанавливает национальную валюту законом, гласящим, что граждане обязаны принимать эти банкноты в качестве долгового платежа под страхом суда.

Возникает вопрос: если правительство и банки могут создавать деньги, сколько же денег существует вообще? В прежние времена их количество ограничивалось реальным числом того, что использовалось в качестве денег. Например, для того, чтобы создать новые золотые или серебряные деньги, нужно было сначала добыть золото или серебро в шахте. В настоящее время деньги буквально создаются из воздуха, как чьи-то долги. Новые деньги возникают каждый раз, как кто-то берет суду в банке. В результате общее количество создаваемых денег ограничено только общим количеством долгов.

Правительство устанавливает законодательное ограничение на создание новых денег, согласно правилам «Частичного резерва». Процент частичного резерва устанавливается произвольно, в разных странах он разный, и со временем может меняться. В прошлом от банков требовалось иметь в резервном хранилище хотя бы один золотой доллар на десять созданными кредитными счетами.

егодня это правило больше не действует не только на соотношение золотых и кредитных денег, но и на соотношение новых долговых денег к уже существующим. В настоящем резервы банков состоят из двух пунктов. Первый: количество национальной валюты, которую частный банк хранит в центральном банке, второй: количество существующих долговых денег, которые уже есть на счетах банков.

Проиллюстрировать это просто. Представим, что открылся новый банк, и у него еще нет вкладчиков. Учредители банка внесли депозит на одну тысячу сто одиннадцать долларов и двенадцать центов в центральный банк в существующей валюте, по правилам соотношения девять к одному.

Итак, первый шаг. Открылись двери, и в банк пришел новый заемщик. Ему нужны десять тысяч долларов, чтобы купить машину. При соотношении девять к одному резерв в центральном банке, так называемые «сильные деньги», позволяет совершенно законно создать из воздуха в девять раз больше денег, чем этот резерв. То есть, десять тысяч долларов на основании долговой расписки должника. Эти десять тысяч долларов ниоткуда не берутся, а представляют из себя именно что новые деньги, которые просто забиваются в компьютер на счет должника, а ему выписывается банковский чек, при помощи которого он и покупает поддержанный автомобиль.

Второй шаг. Продавец машины вносит этот чек на счет в своем банке. В отличие от «сильных денег» в центральном банке, такие новые долговые деньги нельзя увеличить через резервное соотношение, наоборот, их делят на резервное соотношение. При соотношении 9 к 1 можно получить 9 тысяч новых кредитных долларов на основании десяти тысяч кредитных долларов, помещенных в банк.

Третий шаг. Если эти девять тысяч долларов приходят через третьих лиц в тот банк, который их создал или в любой другой, это является законным основанием выпустить новые кредитные деньги, на этот раз восемь тысяч сто долларов. Работает принцип матрешки, где в каждой другой находится меньшая матрешка. Так и каждый новый вклад дает возможность выдавать кредит чуть поменьше.

Если долговые деньги не попадают снова в банк – процесс прекращается. Это непредсказуемая часть механизма создания денег. Но, скорее всего, с каждым шагом деньги снова будут приходить в банк, процесс их создания через резервное соотношение будет повторяться снова и снова, пока внутри банковской системы не возникнет около ста тысяч новых кредитных денег, созданных исключительно из долгов. И весь этот процесс протекает на законной основе благодаря одной тысяче ста одиннадцати долларам и двенадцати центам, положенным на счет в центральном банке.

Сложно? Но все гораздо сложнее, поскольку баланс каждого банка цепочки должен показывать, что у него на десять процентов больше вкладов, чем выдаваемых ссуд. Это делается для того, чтобы люди поверили, что у банка имеется достаточно вкладчиков, чтобы их выдавать. Вот так и возникает расхожее, но ошибочное впечатление, что ссуды выдаются исключительно из вкладов.
Если бы весь цикл происходил в одном-единственном банке, то сделать так, чтобы этот самый отдельно взятый банк увеличил свой «сильный резерв» практически в 90 раз, создавая кредитные деньги из воздуха, было бы невозможно. Но банковская система представляет собою замкнутый круг, в котором ссуда, выданная в одном банке, становится вкладом в другом, и наоборот. И если взаимообмен примерно одинаковый, то общий эффект будет таким же, как если бы весь цикл происходил в одном банке. Вот так изначальный резерв в центральном банке на сумму чуть больше тысячи долларов позволяет банкам заработать около ста тысяч, которых у них никогда не было. Банки дают в долг деньги, которых у них нет.

Если в это трудно поверить, попробуем иначе. За последние десятилетия, благодаря лоббированию законов банкирами, обязательное условие иметь депозит в центральном банке в некоторых странах исчезло вовсе, и резервное соотношение может быть гораздо больше, чем 9:1 – 20:1 или 30:1, а в некоторых случаях резерва нет вообще. В последнее время, банки, используя ссудный процент, чтобы поднять резерв за счет заемщика, фактически полностью обошли резервное ограничение. Хотя правила игры довольно сложные, но, с точки зрения здравого смысла, все просто – банки готовы создать столько денег, сколько мы готовы дать в долг.

Несмотря на расхожие представления о печатном станке, деньги, печатаемые правительством, составляют не более 5% всего оборота. Остальные 95% сегодня создаются теми, кто расписывается в долговых обязательствах перед банком. Более того, эти кредитные финансы ежедневно создаются и уничтожаются в огромных количествах, по мере того, как выплачиваются старые долги и создаются новые.

Банки могут воплощать эту схему в жизнь только при активной поддержке правительства, которое, во-первых, законодательно обязывает нас пользоваться национальной валютой, во-вторых, разрешает частным банкам обналичивать долговые деньги в национальной валюте и, в-третьих, судебная власть преследует за долги. Наконец, правительство заботится на уровне законов об этой денежной системе, поддерживает её имидж в глазах народа, но ничего не рассказывает людям о том, откуда в действительности берутся деньги.
Правда в том, что, подписанное залоговое обязательство, то есть обещание вернуть долг под залог собственности под страхом оплаты штрафа, есть единственная реальная ценность, участвующая в этой операции. Для любого, кто верит в это, такая залоговая бумага становится передаваемой и меняемой на что-либо другое. Долговая расписка, утверждающая: «Я тебе должен», представляет собой ценность и превращается в особую форму денег.
Эти деньги должник обменивает на то, что называется «ссудой». В реальном мире ссуда означает, что у того, кто даёт в долг, есть что давать. Если Вам нужен молоток, а я даю вам расписку в том, что предоставлю Вам молоток, которого у меня нет, то, естественно, никакого толку не будет, но в искусственном мире денег обещание банка выплатить деньги, которых у него нет, приравнивается к реальным деньгам – и мы с этим соглашаемся.
Когда заёмщик подписывает долговую расписку, банк создаёт нажатием пары клавиш на компьютере свой собственный долг перед заёмщиком. С точки зрения заёмщика – это деньги на его счету, а поскольку правительство позволяет этот долг банка перед заёмщиком обналичить в национальной валюте, то все принимают это как деньги. Правда, как всегда, проста: без подписанного заёмщиком документа банкиру нечего давать в долг.

Долги и деньги

Вы когда-нибудь задумывались над тем, что все: правительство, компании, мелкие бизнесмены, семьи одновременно оказываются в чудовищном долгу? Вы задавали себе вопрос: «Откуда может взяться столько денег, чтобы их было возможно давать в долг?» Теперь вы знаете – их просто нет. Банки не дают в долг деньги, они просто создают их из долгов, и эти долги ничем не ограничены, как и количество денег…
С другой стороны, возможна и обратная ситуация: нет долгов – нет денег. Удивительно, что при колоссальном количестве ресурсов, постоянно растущем производстве, возникающих новых технологиях, все – от правительства до отдельных людей оказываются по уши в долгах перед банкирами. И никто не останавливается и не задумывается: «Как такое получается, что люди, которые производят все материальные блага в мире, оказываются в долгу у тех, кто даёт в долг символ этих материальных благ?» А ещё более удивительно, что раз мы понимаем, что деньги – это и есть чьи-то долги, то мы должны понимать, что если нет долгов, то и нет и денег.
Если для вас это новость, вы не одиноки. Большинство думает, что если выплатить все долги, то состояние экономики улучшится. Это так, но только на бытовом уровне. У нас появляется больше денег, когда мы расплачиваемся с долгами, поэтому мы думаем – если все вокруг расплатятся, то у всех будет больше денег. В действительности всё строго наоборот – никаких денег не будет вовсе!
Итак, для того, чтобы существовали деньги, мы все должны зависеть от банковского кредита. Нет кредитов – нет денег. Такое случилось во времена великой депрессии: деньги в обороте иссякли сразу же, как только иссякли кредиты.

Вечный долг

И это не всё. Банки создают только основную часть долга, они не делают деньги для выплаты процентов. Откуда им тогда взяться? Единственным местом, где заёмщик может взять деньги для выплаты ссудного процента, является рынок денег. Но практически все деньги, находящиеся в обороте, созданы таким же образом: они и есть долг банку, но вернуть надо больше, чем взял.
И повсюду такие же должники в таком же положении, которые честно пытаются добыть денег, чтобы вернуть долг вместе с процентами. Но все существующие деньги – только основная часть долга. Совершенно невозможно всем выплатить долг с процентами, потому что процентных денег просто не существует! Это можно выразить простой математической формулой: P/(P+I); I/(P+I).
Проблема в том, что для долгосрочных ссуд, таких как ипотека и правительственные займы, процент может превышать основной долг. Поэтому, если не создать дополнительных денег, то увеличится число банкротств и экономика рухнет. А чтобы поддерживать экономику на функциональном уровне, число банкротств должно быть низким. Чтобы добиться этого, создается всё больше и больше кредитных денег, дабы удовлетворить потребность по выплатам старых долгов. Разумеется, общий долг от этого только растёт, а процентов надо платить всё больше. Вот так ссудный процент постоянно раскручивает растущую пирамиду долгов…

Долговой монстр

И только отсрочка между созданием денег как нового долга и платежом по нему, предотвращает крах системы от нехватки денег. Однако, по мере того, как ненасытный долговой монстр, порождаемый банком, растёт, растёт и необходимость кормить его всё новыми и новыми долгами.
Догадываетесь, почему нас заманивают низкими процентами по кредиту? Почему нам присылают рекламные кредитные карточки по почте? Почему расходы правительства США постоянно растут? Не для того ли, чтобы отстрочить крах денежной системы?.. Мыслящий человек должен задаться вопросом: может ли это продолжаться вечно, неизбежен ли крах?
Деньги способствуют развитию производства и торговли. Если количество денег растёт – они обесцениваются, если только производство и торговля в реальном мире не растут вместе с ними. Следует понимать, что, когда нам говорят о росте экономики на 3% в год, это не означает линейного роста, как кажется на первый взгляд. 3% новых товаров и услуг в этом году, больше чем 3% в прошлом году, потому что сегодняшние проценты включают старые. Это не прямая линия, как можно представить, а логарифмическая кривая, постоянно растущая.
Проблема в том, что постоянный рост экономики подстегивает темпы употребления природных ресурсов и энергии. С каждым годом всё больше вещей проходят путь от полезных ископаемых до помойки – только для того, чтобы удержать эту систему от краха.

Четыре простых вопроса

Что же можно сделать в такой жуткой ситуации? Во-первых, нам нужна другая концепция денег. По всему миру правительство занимает деньги под проценты у частных банков. Долг правительств составляет львиную долю общего долга. Его уплаты съедают большую часть налогов. Мы знаем, что банки просто создают деньги, которые они дают в долг, а правительство разрешает им это делать. Именно поэтому настало время людям задать себе и своим правительствам четыре простых вопроса:
Первый вопрос: почему правительства берут в долг у частных банков под проценты, если они могут создавать свои собственные деньги, причём без процентов?
Второй вопрос: зачем создавать деньги, как чьи-то долги? Почему нельзя создать деньги, которые постоянно находятся в обороте? Тогда их не надо будет вечно брать в долг под проценты только для того, чтобы они существовали.
Третий вопрос: как можно денежную систему, основанную на постоянном росте, использовать для создания стабильной экономики? Неужели непонятно, что постоянный рост и стабильность – взаимоисключающие понятия?!
Четвёртый вопрос: что делать с существующей системой, основанной на постоянном росте? Что необходимо изменить для создания стабильной экономики?

Ростовщичество

Раньше изымание процента за долги называлось ростовщичеством и каралось суровыми наказаниями – вплоть до смертной казни. Многие мировые религии его категорически запрещают. Большинство аргументов против этой деятельности были морального плана. Считалось, что единственная законная функция денег – обеспечивать оборот товаров и услуг. Делание денег из денег осуждалось, поскольку считалось паразитическим образом жизни и приравнивалось к воровству.
Но по мере того, как росла необходимость в кредитовании торговли, стала господствовать точка зрения, что ростовщичество – занятие рискованное, поскольку ростовщик рискует потерять свой капитал, следовательно, это занятие оправданно.
Сегодня это всё звучит странным, потому что идея делания деньги из денег – это то, к чему надо стремиться. Зачем работать, если за тебя работают твои деньги? Но если мы хотим спланировать стабильное обеспеченное будущее, становится ясно, что ссудный процесс – это не только моральная, но и тактическая проблема.
Представим себе общество и экономику, которая может исправно работать веками, потому что вместо хищнического раздробления своих энергетических ресурсов оно ограничивается стабильным потреблением. Леса вырубается ровно столько, сколько выросло, вся энергия: солнечная, гравитационная, геотермальная, магнитная, любая другая, которую мы откроем в будущем, возобновляема. Такое общество не выходит за рамки невозобновляемых ресурсов, используя заново и перерабатывая всё. А население просто обновляется.
Такое общество невозможно построить, используя денежную систему, построенную на постоянном росте. Стабильной экономике нужно ровно столько денег, чтобы поддерживать себя и избежать краха.
Допустим, что весь объем необходимых денег – это большой круг, а те, кто дают деньги в долг, ссуживают реальные средства. Если кто-то в этой системе начинает постоянно ссуживать деньги под процент, его доля будет постоянно расти. Но если он будет продолжать давать все деньги, которые получает, снова в рост, каков неизбежный результат? В конце концов, ростовщик получит все существующие деньги, а после этого и имущество разоренных им банкротов, причем неважно, какими будут финансы – золото, валюта или кредитные деньги.
Такую проблему возможно решить, распределив доход от ссудного процента равномерно между каждым членом общества. Этому могло бы способствовать жесткое налогообложение банковских доходов. Но тогда кто станет заниматься банковским бизнесом? Если выйти за рамки сегодняшней ситуации, можно представить себе банк в качестве почти бесплатной услуги для общества, распределяющий свои доходы между гражданами. И даже банки, действующие без ссудного процента вообще!

Как изменить систему

Если проблема вызвана природой самой системы, никакие поправки и корректировки её не решат – нужно менять систему. Многие критики существующего положения вещей призывают вернуть золотые деньги, утверждая, что оно имеет давнюю надёжную историю. Но при этом они забывают, что золото открывает двери для многих мошенничеств: срезки монет, подмешиванию других металлов, монополизации рынка и демпинга. Всё это практиковалось в древнем Риме и привело к его падению. Другие говорят, что серебра больше, чем золота и его рынок сложнее монополизировать. Многие вообще сомневаются в необходимости возвращаться к драгоценным металлам, так как никто не захочет таскать с собой тяжелый мешок для покупок.
Скорее всего, бумажные, электронные, пластиковые или даже биометрические деньги станут средством оплаты с таким же потенциалом для бесконечного создания долговых денег, как и сейчас. Кроме того, если золото снова станет деньгами, у тех, у кого нет золота, не будет и денег.
Другие сторонники денежной реформы считают, что проблема в алчности и отсутствии морали, и нужно создать честную и справедливую денежную систему, а не возвращаться к золоту и серебру.
Пытливые умы предложили много способов создавать деньги. Многие частные бартерные системы создают долговые деньги, как и банки, но открыто и без процента. Пример: бартерная система, где долг выражается в часах человеческого труда. Он оценивается в долларах, а потом заработанные часы можно поменять на реальный товар. Такую денежную систему может организовать любой, кто способен создать систему учёта труда и найти желающих.
Локальные денежные системы, основанные на бартере, могут быть неактуальны сейчас, но это разумное решение для небольшого сообщества в экстренных случаях.

Просто идея

Денежная реформа, как и избирательная, это два главных вопроса для всех, кто желает что-то изменить и готов выйти за рамки стереотипов. Но провести денежную и избирательную реформу непросто: у них есть сильные сторонники, заинтересованные в существующем положении. А они, естественно, сделают всё возможное, чтобы его сохранить.
Теперь мы понимаем, что деньги – это просто идея. В реальности деньгами может быть всё что угодно, в том числе альтернативная модель, ранее существовавшая в Англии и Америке. Ее разрушили ювелиры-банкиры с помощью системы частичного резерва.
Чтобы создать экономику, основанную на стабильной денежной системе без ссудного процента, деньги должно создавать и тратить правительство. Желательно – на создание долгосрочной инфраструктуры, способствующей развитию экономики, автомобильных и железных дорог, мостов, портов, торговых центров. Такие деньги будут создаваться не как долговое обязательство, а как ценность. Да, именно ценность того, во что они вложены.
С такими деньгами пропорциональный рост торговли, связанной с их хождением, не будет вызывать никакой инфляции. Если расходы правительства вызывают инфляцию, есть 2 способа исправить положение. Ее можно рассматривать как плату за использование денег, то есть налог. Если деньги обесценились на 20% или если правительство забирает у нас 20% денег, эффект, влияющий на нашу покупательную способность, будет одинаковым. С этой точки зрения инфляция в качестве налога оправдана, если её употреблять во благо и сдерживать в определённых рамках.
Или же правительство могло бы бороться с инфляцией, изымая деньги из оборота и уничтожая их, восстанавливая таким образом их стоимость.
Для контроля над дефляцией, то есть процессом падения цен и зарплат, правительство могло бы выпускать и тратить больше денег. Без конкуренции со стороны созданных банками долговых денег, власть могла бы эффективно контролировать потребность государства в деньгах, народ бы знал, кто виноват в провалах, а оценкой качества управления правительства служила бы ценность национальной валюты.
Правительство существовало бы за счёт налогов, как и сейчас, но они работали бы эффективнее, потому что не будет нужды выплачивать проценты частным банкирам. Национальный долг просто не существовал бы, потому что правительство само создавало бы все деньги, которые тратит. Ситуация, когда весь народ в государстве работает на частный банк, потому что ему правительство должно с процентами, станет невозможной!

Незримая сила

То, что нас научили считать демократией и свободой, в реальности является хитроумной формой скрытого экономического рабства. Пока всё наше общество зависит от банковских кредитов, для того, чтобы существовали деньги, банкиры будут принимать решения: кому их давать, а кому нет.
Мало кто осознаёт, что история США, начиная с революции 1776 года, была по большей части историей борьбы с переменным успехом за независимость от европейских международных банков. Эта борьба была окончательно проиграна в 1913 г., когда президент Вудро Вильсон подписал акт о федеральном резерве, отдав американские деньги в руки международного банковского картеля.
Власть этой системы глубоко укоренилась, поддерживаемая образованием и замалчиванием СМИ. Несколько лет назад заместитель премьер – министра Канады исследовал мнение людей, далёких от экономики, как имеющих высшее образование, так и простых прохожих. Он обнаружил, что ни один из них не имел чёткого представления о том, откуда возникают деньги. Можно уверенно сказать, что большинство людей, включая простых банковских служащих, даже никогда не задавалась таким вопросом. А вы?
Современная система долговых денег родилась чуть больше трёхсот лет назад, когда королевским указом был основан первый Банк Англии, со скромным резервным соотношением 2:1. Это небольшое отношение было, как говорится, ногой в двери. Теперь эта система по всему миру создаёт ничем не ограниченное количество денег буквально из воздуха, и практически каждый человек на Земле скован цепями постоянно растущего долга, который невозможно выплатить!
И это всё случилось само по себе?
Или это тайный заговор?
Определённо, ставки в этой игре очень большие…

Боюсь, что простые люди не обрадуются, узнав о том, что банки могут и фактически создают деньги. И те, кто контролируют долг государства, определяют политику правительств, держат в своих руках судьбы народов.
Реджинальд Маккена, бывший председатель совета английского Мидлэндс банка

Получается, что наши деньги отдали на милость кредитным операциям банка, которые дают в долг не деньги, а лишь обещание выплатить деньги, которых у них нет.
Ирвинг Фишер, экономист

Такова наша денежная система: если не было бы долгов в системе, то не было бы и денег.
Мэрринер Экклс, председатель и управляющий советом федерального резерва

Эта мысль шокирует – мы полностью зависим от коммерческих банков! Кто-то должен дать в долг каждый доллар, находящийся в обороте, наличный или безналичный. Если банки создают много искусственных денег – мы процветаем, если нет – мы умираем с голоду. У нас нет постоянных денег. Когда видишь всю сложившуюся картину – не хочется верить в трагедию этого безнадежного положения, но так и есть.
Роберт Кемпхилл, управляющий кредитным отделом федерального резерва

Банковская система играет в детскую игру со стульями. Пока играет музыка, проигравших нет, но когда она закончится, надо занять стул. Только вот стульев по правилам на один меньше, чем участников.
Эндрю Гос, историк

Тот, кто верит, что алгоритмический рост может продолжаться на Земле вечно, либо сумасшедший, либо экономист.
Кеннет Боулдинг, экономист

Я не встречал ещё того, кто, находясь в здравом уме, оправдывал тот факт, что федеральное правительство занимает свои же национальные деньги. Я верю, что настанет время, когда народ потребует это изменить. Я верю, что настанет время, когда вас, меня и всех в конгрессе обвинят в бездействии и молчаливой поддержки существующей идиотской системы.
Райт Патман, конгрессмен, председатель комитета по банкам и национальной валюте

Деньги – это новая форма рабства, которая отличается от прежней своей обезличиваемостью, поскольку между хозяином и рабом отсутствуют человеческие отношения.
Лев Толстой

Никто не порабощён так, как тот, кто считает себя свободным, таковым не являясь.
Иоганн Вольфганг Гёте

Современная банковская система производит деньги из ничего. Этот процесс, возможно, самый невероятный фокус, когда-либо придуманный. Ростовщичество задумано беззаконьем и рождено пороком. Банкирам принадлежит весь мир. Заберите его у них, но оставьте им власть создавать деньги росчерком пера – и они выкупят его обратно. Заберите у них эту великую власть и все великие состояния, как и моё – исчезнут. А они должны исчезнуть, чтобы мир стал лучше и счастливее. Но если вы хотите продолжать быть рабами банков и оплачивать своё собственное рабство, тогда позвольте банкирам продолжать создавать деньги и управлять долгами.
Сэр Джозай Стемп, директор банка Англии в 1928 – 1941 гг., второй богатейший человек Англии в свое время

Невозможность для колонистов законно выпускать свои деньги, неподконтрольные королю Георгу III и международным банкирам, стала главной причиной революции.
Бенджамин Франклин

Я самый несчастный человек. Не понимая, что делаю, я разрушил свою страну. Великая индустриальная держава находится под властью её долгов. Все долги стекаются в один общий, национальный рост и всё что мы делаем, находится в руках нескольких человек. Мы оказались самым безвольным, самым подвластным и подконтрольным правительством в цивилизованном мире. Мы больше не правительство народной воли, не правительство избранное большинством, но правительство под властью небольшой кучки людей.
Вудро Вильсон, президент США в 1913 – 1921 гг.

Все трудности, сложности и беды в Америке возникают не от несовершенства конституции или конфедерации, не от недостатка благочестия и нравственности, а исключительно от полного невежества в вопросах природы денег, кредитов и их обращения. Джон Адамс, второй президент США

Тот, кто контролирует количество денег в нашей стране – полный хозяин всей промышленности и торговли, а когда вы понимаете, что система очень просто управляется разными способами несколькими влиятельными людьми на вершине пирамиды, вам не нужно объяснять, как возникают периоды инфляции и депрессий.
Джеймс Гарфилд, президент США, убитый в 1881 г.

Правительство должно создавать, отпускать и обеспечивать обращение всех денег и кредитов, необходимых для удовлетворения затрат правительства и покупательной способности потребителей. Понимая этот принцип, налогоплательщики экономят огромные суммы из ссудного процента. Привилегии создания и выпуска денег не только высшая прерогатива правительства, но и величайшая возможность для него.
Абрам Линкольн, президент США, убитый в 1865 г.

Пока правительство не восстановит контроль за выпуском валюты и кредитов и это будет считаться его главной священной обязанностью, все разговоры о парламенте и демократии – пустая болтовня. Как только государство упускает контроль за своими долгами, не важно, кто создаёт его законы, ростовщичество у руля ведет любой народ к катастрофе.
Уильям Лайон Маккензи, премьер – министр Канады

Мы благодарны «Вашингтон Пост», «Нью Йорк Таймс», журналу «Тайм» и другим изданиям, чьи редакторы посещали наши собрания и сохраняли верность обещанию неразглашении тайны на протяжении сорока лет. Нам было бы невозможно развивать свой глобальный план, если бы мы оказались под светом прожекторов прессы все эти годы. Но современный мир стал готов к переходу к мировому правительству. Наднациональное господство интеллектуальны элиты и мировых банкиров определённо превосходит самоопределение, имевшее место в прошлом столетии.
Дэвид Рокфеллер, в обращении к собранию трёхсторонней комиссии, 1991 г.

Только мелкие секреты нужно прятать, большие хранит в тайне неверие толпы.
Маршалл Маклюэн, канадский философ, филолог, литературный критик

Подготовила Людмила Лунина