https://moyagazeta.com/

Александр Пилипенко: «На цветочном поле Украины произрастают уникальные таланты»

Но наше время уникально во многих отношениях: повсеместно усиливаются тенденции к интроверсии, индивидуализму, человек уходит в себя, вплоть до аутизма, разрушаются ценности традиций, из жизни уходят ритуалы. Всё это оборотная сторона обретённой свободы, развития компьютерных технологий, средств связи.

Именно поэтому сегодня психолог и психотерапевт необходимы каждому человеку. Особенно важна психологическая и психотерапевтическая помощь в детстве, при решении конфликтов в семье. Взрослые люди чаще всего обращаются за помощью психолога, когда переживают горе предательства и измены, когда сталкиваются с проблемами развода. Психотерапевт – это профессия будущего. Уже сейчас становится модным и престижным иметь своего психоаналитика или психотерапевта. На западе целый ряд профессий – полицейские, менеджеры высшего эшелона и др. – обязаны постоянно проходить консультации у психолога. Помощь психолога незаменима при структурной реорганизации предприятия, проведении реформ и изменений, необходима для карьерного роста, для оптимального распределения своего времени.

Об этом и о многом другом нам рассказывает директор Института психологии и социально-политических наук Киевского международного университета, профессор Александр Пилипенко.
 

Корр.: Как Вы считаете, Александр Иванович, готово ли наше общество к появлению новых профессий, например, психологов, которых готовят в Институте?
А.П.: Ну, у нас готовят не только психологов – еще социологов, политологов и социальных работников, причем всех на магистерском уровне. Что касается востребованности… Я уверен, что наше общество в них весьма нуждается. К примеру, исследования, которые проводит социолог, должны лечь в основу социальной политики, в основу развития самого общества.

Корр.: Как методология всего?
А.П.: Социальные технологии должны быть научно обоснованными, а не являться экспериментом над народом и обществом. В Советском Союзе этого не понимали, поэтому вся его история – сплошной эксперимент. Но практически все социальные проекты, которые там начинались, в лучшем случае заканчивались ничем, а в худшем – приводили к драмам и трагедиям. Например, непродуманность перестройки привела к тому, что все превратилось в хаос.
Психология же – наука, помогающая как конкретному человеку, так и группе людей, но лучше всего ее методики «работают» именно в группе. Поэтому она просто жизненно необходима тогда, когда в обществе существуют различные проявления психозов – от истерических, до полной утраты жизненных ценностей и смысла, что приводит к негативным явлениям: начиная от терроризма и заканчивая суицидом.

Корр.: Тогда к Вам возникает вопрос: что в нашем обществе необходимо «подлечить», что подсказать? В каких случаях? Можно взять выборный процесс, социальную активность…
А.П.: Для любого психического состояния важно, чтобы человек чувствовал уверенность, стабильность и перспективу. Только тогда возможно взаимодействовать, строить будущее, что-то предполагать, рожать детей…

Корр.: Наверное, еще и учиться, самообразовываться…
А.П.: Да, именно так. Если же сейчас оценивать нашу ситуацию, то она представляет из себя поиск смысла: а зачем мы выбрали депутатов? А зачем мы работаем, скажем, в малом/среднем бизнесе? А зачем нам независимость? А что лучше – украинский язык или русский? Лучшие представители народа задают себе вопросы и в дальнейшем предлагают какие-то действия.
Но есть люди, которые перестают задавать себе вопросы и просто «плывут по течению». Но вот куда это течение их принесет – к широкому устью или к водопаду? Тем не менее, вне зависимости от конечного результата, отплыть у них не хватает сил. Поэтому люди часто не продумывают свои действия, начинают включаться в рискованные предприятия. Но затем, после печального итога, они стараются всю вину переложить на кого-то другого: на соседа, на правительство – на любые группы, которые просто ближе к ним или которые «на слуху». То есть, вопрос стоит об ответственности каждого человека за все – за семью, детей, работу и, конечно же, за политическую картину, за выборы.
Знаете, мне неоднократно приходилось слышать мнение, что украинское общество больное. Думаю, это не так. Я бы скорее сравнил нашу страну с подростком, который находится в процессе становления личности, окружающий мир для него пока что малопонятен. Он пытается найти в нем свое место, но не всегда пользуется позитивным, научно-обоснованным опытом. Вот и получается, что мы ищем один вектор, затем другой, хотим двигаться, но получается, что мы постоянно движемся по кругу.

Корр.: И как тогда помочь человеку? Что нужно сделать, зная законы психологии, той же социологии, политические макро,- и микропроцессы?
А.П.: Думаю, прежде всего нужно прислушиваться – к ученым, социологам, психологам, политологам. Все-таки по составу ума эти люди – аналитики и их информация должна выслушиваться с доверием теми людьми, которые принимают решения. Часто говорят, что мы изобретаем велосипед, но общество намного сложнее, чем велосипед. Я однажды смотрел передачу, в которой обсуждалась определенная проблема, и один из рассматривавших ее депутатов выразился: «Ну, это цирк!». На что директор цирка ответил: «Цирк – это ответственность, это организация, в которой существует железный порядок». И я с ним полностью согласен, потому что только со стороны кажется, что в цирке легко и просто. На самом деле, все номера отрепетированы с потом и кровью тысячи раз. Вот поэтому они так легко и воспринимаются. Поэтому, пусть наша страна будет похожа на цирк, но на такой цирк, где будет все проверено, отрепетировано, рассчитано, и все будет восприниматься с легкостью и удовольствием. Вот когда мы будем испытывать удовольствие от жизни, тогда можно будет сказать, что у нас все хорошо. Именно этим и занимаются профессиональные социологи, психологи, политологи. Очень интересно по этому поводу выразился первый Президент Американской социологической Ассоциации Лэсли Уорр. Он сказал: «Я согласен с Платоном, что главное в жизни – удовольствие. Но еще главнее – не получать разочарований от этого удовольствия». То есть, все нужно выстраивать разумно, последовательно, открыто – таким образом, чтобы люди понимали смысл и технологии действий, и с удовольствием принимали участие в обсуждении разных социальных проектов. У нас действительно очень интересная жизнь. Я не раз был за рубежом, видел, как там организована жизнь. У нас несколько преувеличенное представление о том, что в той же Европе люди живут легко. Нет, они живут более осмысленно.

Корр.: И ответственно…
А.П.: Да, ответственно. Они на многом экономят, используют вещи, обращая внимание на свои возможности. Вообще, и кризис-то возник из-за того, что кое-кто переоценил свои возможности. У нас прекрасная страна, у нас отличные отзывчивые люди, но, опять-таки, очень важно суметь расположить к себе человека, так сказать, повернуть народ к себе светлой стороной.

Корр.: И тут нам поможет психология?
А.П.: Именно так. Психология позволяет повернуть человека светлой стороной. Люди, особенно в состоянии тревоги, стресса, часто непредсказуемы, особенно в больших группах людей. Но если общество повернуто светлой стороной, там никогда не возникнет понятия «моя хата с краю». Ведь это тоже одна из психологических защит.
Для того, чтобы действительно изменить общество, нужно начинать с образования, особенного семейного: в яслях, детских садиках, школах, высших школах.

Корр.: Даже будущих родителей надо учить!
А.П.: Абсолютно верно. Кстати, при ЗАГСах существует весьма интересный проект «Ответственное родительство» („Відповідальне батьківство”). Нельзя забывать и об аспектах культуры и воспитания. Вообще, и культура, и психология, и социология – все являются проявлением высшего уровня культуры.
Вы удивитесь, если я скажу, что в 1960-ые годы психологию преподавали в школе. Но сейчас, к сожалению, ее убрали из высшей школы, она стала необязательной. Вот все говорят: «Болонский процесс». Но его понимают неправильно, вульгарно, схематично и, к сожалению, примитивно. В чем смысл – в вымывании мозгов? В «перетекании» по предложенным стандартам? Или все-таки нужно углубить воспитательный аспект в плане патриотизма и любви к родине, чтобы именно здесь развивались способные, талантливые люди? Украина настолько богата талантами, как, наверное, никакая другая страна мира, даже визуально уникальна по разнообразию этнотипов. Такого разнообразия нигде нет! Я не имею в виду миграционный аспект западной Европы.
Я бы сравнил Украину с цветочным полем, на котором растут уникальные личности и таланты. Как только они переезжают в другую страну – становятся известными, как мужчины, так и женщины. Я как-то читал, что в предпринимательской сфере Австралии среди женщин разных этносов украинки на первом месте. А здесь что – условий нельзя создать? Это даже не домострой – это скорее заложенный конфликт, который сопровождается насилием: и психическим, и физическим…

Корр.: Да и гендерным неравенством…
А.П.: Гендерное неравенство – это очень сложная проблема. У нас даже, например, политически не допускается присутствие женщин в Парламенте…

Корр.: Давайте вернемся к психологии. Меня всегда интересовал вопрос: кем вообще может работать выпускник психологического факультета? Ведь быть психологом – это не означает обязательно «сидеть на телефоне доверия», вести консультации или работать при том же ЗАГСе? Ведь эти знания, думаю, очень востребованы, как сопутствующие?
А.П.: То, что Вы назвали – это традиционные формы, они очень важны…

Корр.: Просто, мне кажется, что психолог-журналист был бы уникальным журналистом…
А.П.: Существует предмет «Психология журналистской деятельности», который разрабатывался еще в Советском Союзе. Сейчас Украина насыщена разнообразием форм психологической поддержки – существуют разного рода проекты как в частных, так и в государственных учреждениях. Понятно, что недостаточно, понятно, что этот труд не всегда оплачивается так, как заслуживает, поскольку он очень изнурительный. Тут проблема в другом. Есть понятие «предложение», как в бизнесе. Предложение должно формировать качество, разнообразие и уровень. В нашем же обществе не сформировалось понимание того, что если у человека существует проблема, то необходимо на ранних этапах, предупреждая более глубокое поражение личности, обратиться к специалисту. У нас очень часто легковесно и иронически относятся ко многим профессиям. Иногда кажется, что для многих обратиться к специалисту – прямо подвиг. Поэтому вместо полноценной помощи – кто-то чего-то услышал, затем рассказал другому, в лучшем случае – почитал книгу «Сам себе психолог», и сделал выводы. Это тоже экспансия легковесного отношения, но, если человек осознает необходимость, то на сегодня существует масса возможностей для того, чтобы найти хорошего специалиста в этой сфере.

Корр.: Вы, как учитель, наставник, преподаватель, какую ставите перед собой первостепенную задачу, общаясь со своими студентами?
А.П.: Я хочу им продемонстрировать, что существует опыт переживания успеха в общении, в учебе. В принципе, наш университет на этом и основывается. Вообще человек движется по знаниям. Давние философы говорили: «Я становлюсь любителем мудрости тогда, когда я понимаю, что мало что знаю». Известна фраза: «Я знаю, что ничего не знаю». Это искренность. Это основа отношений между преподавателями и студентами. Они должны быть доверительно-дружеско-наставническими. Но при этом мы должны быть образцами: хорошо выглядеть, улыбаться, приходить с демонстрацией того, что мы любим свою работу, нам она нравится.
Корр.: Когда моя дочь училась в предыдущем учебном заведении, на одном из занятий говорили о гештальт-терапии. Юля начала рассказывать, как она это понимает, но ее сразу оборвали: «Тебе это еще рано. Через три года поговорим». Позже она мне сказала: «Мама, посмотри в глаза этому преподавателю – у нее глаза, как у побитой собаки. В них столько боли и несчастья. Чему она может меня научить?» Такой преподаватель может только открыть толстую книжку и прочесть из нее лекцию…Педагог, который учит воспринимать жизнь позитивно по всем законам мудрости, сам должен излучать эту мудрость, уверенность, любовь к жизни и людям.
А.П.: Хороший вопрос! Вы знаете, мне очень нравится выражение моих зарубежных коллег. Они всегда говорят «No problem».То есть, они понимают то, что существует проблема, они знают о ней, они живут в этих проблемах, но она не является сдерживающим началом для них. Для них сама жизнь и ее многообразие есть источником удовольствия. В этом плане я и пытаюсь пропагандировать асертивный подход. Это такое состояние, когда человек знает о своих правах и умеет их отстаивать. Если человек асертивный – он уверенный, знает границы своей компетентности, не пытается казаться лучше, но и, естественно, не демонстрирует свое худшее – он такой, какой есть. У нас таких людей называют «легкими». Они не агрессивные, но и не пассивные, не манипуляторы. Главное – будь таким, каким ты есть, помни о заповедях, понимай свою миссию.

Корр.: Кстати, как Вы, сея мудрость психологии, сохраняете баланс науки и Божественного начала?
А.П.: Они вообще не противоречат друг другу. Конечно, взгляды во многом разные, но дело в том, что религия – вера в ценности, глубина которых непознаваема. А наука верит в то, что поддается исследованию и проверке. В данном случае, если говорить о категориях, которые являются основой для общения, то они очень просты: «Относись к другому так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Не делай другому зла – оно может вернуться. Не завидуй».

Корр.: Умей прощать…
А.П.: Да, но, в принципе, лучше всего предупреждать ситуацию, потому что у человека есть и темная, и светлая сторона. Вся проблема в том, какой стороной Вы повернете его к себе. Часто бывает, что Вы говорите о человеке, какой он замечательный, а другой: «Но он же такой…». А все зависит от опыта общения.

Корр.: Но мы ведь не считаем человека заводной машинкой или роботом? Мне кажется, человек жив, пока излучает эмоции, и переживает их. Пусть это даже гнев…
А.П.: Если человек не излучает эмоции, например, находясь в состоянии клинической смерти – это не значит, что у нас к нему они не возникнут. Мы ведь обязательно будем разговаривать с любимым человеком, пусть даже мысленно, ухаживать за ним, поддерживать его. То есть все, что нас окружает – это эмоции. Другое дело, какого они уровня, какой направленности, характера и тому подобное.

Корр.: Вернемся к учебному заведению. Как Вы считаете, чем уникально Ваше учебное заведение в контексте Ваших предметов?
А.П.: В нем есть перспектива развития. Плюс к тому, отсутствие коррупции. Вы не представляете, какое это для меня удовольствие! И не только для меня – для всех студентов и преподавателей, потому что мы можем честно смотреть друг другу в глаза. Кроме того, еще и английский язык. Во многих учебных заведениях (нефилологических), он относится к общеобразовательным предметам, и его изучают только до второго курса. У нас же – все время. Это дает возможность общаться с иностранцами, делиться опытом, наработками. Как любое учебное заведение негосударственной формы собственности, оно конкурентно в своей природе. Студенты, находясь в нашей атмосфере, понимают, что мы конкурируем с другими за них. Наш лозунг и принцип – «элитное образование», поэтому мы должны ему соответствовать и набрать для себя тех студентов, в которых мы видим источник для развития.
Мне хотелось бы немного вспомнить школу. Там, без сомнения, титанический труд, и во многих школах работают прекрасные талантливые высококлассные педагоги, но, к сожалению, существует «эффект выгорания», особенно у специалистов, непосредственно связанных с общением, и тем более с подготовкой к определенному уровню знаний. Мы постоянно проводим у себя различные тренинги и интеллектуальные игры, арттерапии. В их основе, естественно, творчество, но плюс к тому же организованность. Мы определяем рамки, в которых студенты должны проявить свои качества. То есть, по сути, говоря, это все brainstorming – мозговые штурмы. А затем студенты заполняют анкеты: «Я никогда не ожидал от себя, что могу за такое короткое время предложить так много интересных идей», «Я раньше не считал себя достаточно организованным, а теперь вижу, что могу работать в команде».

Корр.: Это похоже на поддержание спортивной формы тренировками.
А.П.: Так тренинг – это и есть тренировка. Кроме того, в спорте тоже должна быть психологическая составляющая. Если ее нет, если нет мотивации, если в команде постоянно конфликтуют, она никогда не достигает результатов. В интеллектуальных играх мы учим, как можно проживать жизнь: интересно, вместе с другими, проявляя свои самые лучшие качества, познавая новое, общаясь. К нам приходят на учебу из разных регионов. Первое, что мы делаем для них – коллективное фото. Тогда они уже знают друг друга и могут в сети общаться. Самое главное – дать толчок в правильном направлении.

Корр.: Теперь мне вновь хотелось бы поговорить о применении науки на практике. Как Вы считаете, можно ли назвать политологию наукой в нашем государстве, с нашим уровнем сознания и с нашем уровнем моральной политической «чистоплотности». Может быть, это просто манипуляции сознанием?
А.П.: Дело в том, что есть политология, а есть политтехнология. Поэтому то, о чем Вы говорите, относится именно к политтехнологиям.

Корр.: Но если человек психологически силен, он, наверное, сможет противостоять этому – например, поставить защиту.
А.П.: С политиками также должны работать психологи. Конечно, это должна быть психология, с помощью которой человек раскрывает свои лучшие качества, после чего становится личностью, которой нельзя манипулировать. Потому что политтехнология – это и технология, и манипуляция общественным сознанием. Хотя, естественно, у нее есть и позитивные, и негативные примеры. Если взять те же выборы в других странах, то каждая из сторон представляет свои положительные стороны. Конечно, спустя определенное время они должны подтверждать это и использовать политтехнологии, если люди не почувствуют какие-то позитивные изменения. Для большинства людей неестественен агрессивный способ взаимодействия в обществе. Тем более он неестественен для Украины. Здесь даже сама природа настолько богата, что просто не предполагает конфликта. С этой точки зрения можно рассмотреть многие исторические примеры. Давайте вспомним одну из наиболее известных ситуаций – приглашение Рюрика в Новгород. Большинство историков уверено, что это свидетельствует о слабости народа, раз пригласили чужака. А, может, это как раз характеризует его силу? Например, чеченцы никогда не выбирали правителя из своих – они приглашали другого, потому что понимали: если не справится с проблемой – начнется кровная месть.

Корр.: Скажите, какому человеку по его морально-нравственным качествам категорически нельзя давать психологические знания?
А.П.: У нас период постмодернизма. На сегодня этический принцип должен стать во главе угла всех наук – гуманитарной, технической, экологической…

Корр.: Нам надо, так сказать, очиститься?
А.П.: Необходимо найти такие этические нормы, которые бы не позволили уничтожать друг друга не только в плане психики, но и экологии. Иногда со стороны кажется – неужели люди, которые, к примеру, не используют на заводе очистительных сооружений, не понимают, что это аукнется на их детях и внуках? Но сиюминутность выгоды приводит к тому, что в человеке доминируют негативные черты, кочевнический способ мышления: пробежал, сорвал, убежал. В Украине же – земледельческая культура и этическая традиция. Как мы можем определить, кому нельзя давать знания? Ведь многие приходят в политику с искренними намерениями…

Корр.: А уходит с грязными руками и скудненькой душонкой, да?
А.П.: Да. Есть древняя китайская легенда – человек убивает дракона, а потом сам превращается в дракона. Не надо будить своего дракона!

Корр.: Как с точки зрения психологии объясняется то, что не каждый человек проходит испытание властью и деньгами?
А.П.: Тут, конечно же, главную роль играют ценности, которые закладываются с детства. Общество должно постоянно подтверждать, что эти ценности являются приоритетными, что на работу надо отбирать порядочных людей. К сожалению, существует практика – когда человек с антиценностями попадает в определенную среду, он начинает подтягивать к себе таких же, как сам, а на других искать компромат. У таких людей необходимость к объединению выше, чем у людей порядочных, потому что порядочный человек не будет использовать других для того, чтобы организовываться. К тому же, конечно, порядочный человек никогда не ударит в спину. Непорядочный же вообще не задумывается об этом, потому что для него важнее убрать конкурента – в политике, в бизнесе, в любви…

Корр.: Ваш персональный рецепт: как воспитать в себе такое качество, чтобы можно было радоваться каждому дню в своей жизни?
А.П.: Я Вам скажу: для мужчины правильно выбрать жену. Потому что моя жена все время улыбается, когда просыпается. Утром увидеть человека с улыбкой – что может быть лучше? А если просыпается с недовольным лицом, то как дальше настроиться на работу?
Очень важно действительно уметь создавать круг людей. Интересно сказал один представитель шоу-бизнеса (там ведь тоже неглупые люди): «Я достиг такого возраста, когда могу сам себе выбирать друзей». Если бы в нашей жизни всегда хорошее тянулось только к хорошему… В основном же правят научные законы «плюса и минуса». Но ведь и то, и другое хорошее, просто разное. Главное – научиться видеть в другом хорошее. Другое дело, что все явления проявляются попарно по 3-му закону Ньютона.

Корр.: Есть еще выражение: «Нет плохих людей – есть хорошие учителя».
А.П.: И это конечно, правильно, но все взаимосвязано.

Корр.: Тут, главное, как относиться к жизни…
А.П.: Человек должен с малых лет проникнуться ценностями, которые делают его хорошим. В кругу своей семьи он должен испытывать позитивные чувства. Естественно, в жизни могут быть несовпадения взглядов, молодежной моды, но это не должно носить характер унижения, желания возвыситься за счет другого. В дикой природе подобное существует, но для животных оно носит рациональный характер, а для человека – иррациональный. Современную цивилизацию иногда рассматривают, как модель острова Пасхи. То есть, там вырублено всё нужное, но мы не все понимаем. Если оно сохранилось, значит, все пойдет потихонечку дальше окультуриваться. Тем более, если придут люди, которые будут заботиться об этом. Вот если бы и в политике, да вообще везде работали только те люди, которые бы заботились о престиже своей профессии, о том, что тебе дана великая миссия… Как бы изменилась наша цивилизация, представляете? Вот это и надо понимать: каждому человеку дана великая миссия – на своем поприще оставить улыбку, оставить хорошие воспоминания о себе и жить в этих хороших отношениях. Как уже говорилось, нужно повернуть человека к себе светлой стороной.
Корр.: Спасибо за увлекательную беседу!

Беседовала Людмила Лунина
Г. Киев, Киевский международный университет