https://moyagazeta.com/

Ведомство Табачника заморозило образование

Отчего не обогревается одно из крупнейших учебных заведений страны? Оказывается, денег, выделенных государством, хватает в лучшем случае на зарплаты. А собственные счета вузов то ли заблокированы, то ли пусты.

Административный конфликт

Ноги у проблемы растут, как ни странно, вовсе не из дефицита бюджета.

Многие вузы, особенно государственные, не имели бы конфликтов с коммунальщиками, если бы могли распоряжаться собственными заработками на свое усмотрение. И Бог с ними, с задержками бюджетных ассигнований, их все равно ни на что не хватает. Так вот, тема университетской автономии для Минобразования очень болезненная.

Уже не первый месяц идет настоящая война, то холодная, то очень даже горячая, между двумя законопроектами о высшем образовании.

Один из них, зарегистрированный Сергеем Киваловым и двумя другими представителями ПР, декларирует свободу вузов, в том числе и финансовую. Но все равно оставляет рычаги административного влияния в руках ведомства Табачника.

Второй, который в прессе уже окрестили проектом Тигипко-Згуровского, действительно предусматривает автономию, делает поводок, на котором сидят вузы, заметно длиннее и отдает его в руки коллегиального органа – Нацагентства. Не так давно появился и третий, оппозиционный проект. Но его шансы быть принятым мизерны.

Какой вариант закона лучше для самих учебных заведений, вопрос спорный. Как, собственно, и всегда, когда речь идет о контроле над чужими деньгами. В любом случае, Кабмин одобрил второй проект и передал его на согласование в министерства перед Новым годом.

Каково же было удивление разработчиков, когда оказалось, что на самом деле профильные ведомства получили совсем другой документ. Дмитрий Табачник пытался вынести на обсуждение норматив, практически дословно повторяющий киваловский. Где-то на полпути проект, разработанный группой под руководством ректора КПИ Михаила Згуровского, изменился до неузнаваемости.

Тепло ли тебе, девица?

А пока паны дерутся, студенты и преподаватели отмораживают себе носы. Еще в ноябре бывший министр образования Станислав Николаенко заявил, что счета некоторых вузов заблокированы казначейством. Якобы деньги ушли на выборы, и за счет собственных средств учебных заведений приходится латать дыры, платить зарплаты и стипендии.

“Со второй половины сентября казначейство заблокировало счета университетов и других учебных заведений, – сообщил Николаенко. – Учебные заведения не могут использовать собственные средства, которые они получают за платное обучение, аренду помещений или предоставление других платных услуг.

Вот пример: два университета перечислили по полмиллиона и полтора миллиона гривен и сейчас должны расплатиться за ремонт крыш и подготовку отопительного сезона. Но эти средства для них заблокированы, и им начисляют штрафные санкции”.

В Минобразования ответ на такого рода обвинения всегда один: у вузов есть возможность самостоятельно определять, на какие цели первоочередно тратить деньги. Ну, наверное, возможность есть. Вот только денег, если верить сообщениям, поступающим из Донецкого, Киевского, Херсонского технических университетов, нет вообще ни на что.

В ДонНТУ пытались решить проблему своими силами. В ноябре все заведующие кафедрами получили письмо с просьбой собрать с сотрудников заявления об отпуске за свой счет с 8 по 18 января.

Мол, ректор очень просит войти в положение, иначе не удастся заплатить за электроэнергию и тепло. “КПИ и другие вузы Украины прошли через это еще весной (месяц отпуска без оплаты). Наш вуз держался до тех пор, пока это было возможно”, – говорится в письме.

Но более 200 сотрудников университета отказались писать заявления. У некоторых зарплата не дотягивает и до 2 тыс. гривен, и такие подарки родному вузу люди делать не готовы. Когда стало понятно, что на зарплатах сэкономить не удастся, было разослано еще одно письмо.

“Нашему вузу необходимо приготовиться к испытанию на прочность: ожидать отключения электроэнергии и тепла (в 6-м корпусе уже отключено отопление); купить теплые вещи, чтобы пережить суровую зиму; ожидать сокращения спецфонда по всем статьям (сокращение сотрудников, закрытие подразделений, лабораторий, сокращение командировок, приобретения оборудования и др.)”.

Подсчет цыплят

В общем, картина удручающая. В пресс-службе Минобразования заявили, что принудительно в отпуск никто никого не отправлял. Формально, конечно, не соврали. Действительно, декан не стоял с пистолетом у виска каждого сотрудника, а лишь “убедительно просил”. Да и не получилось ничего из этой затеи. Но проблему ведь отрицать нельзя.

“Дефицит средств на оплату коммунальных услуг учебные заведения компенсировали за счет собственных поступлений”, – говорится в сообщении пресс-службы. Что могли, наверное, компенсировали.

Но, судя по холодным батареям, далеко не все. Вот, к примеру, обращение ректора КПИ Михаила Згуровского к студентам и преподавателям, опубликованное в конце декабря:

“Дорогие друзья, температурный режим в значительной части аудиторий стал неприемлемым для обучения… Хотя до конца семестра осталось чуть больше недели, но нам не выдержать. Будет подписан приказ о переводе учебного процесса в режим зачетной сессии и лабораторных исследований. Прошу с пониманием отнестись к ситуации”.

Займемся простой арифметикой. В КПИ более 40 тыс. студентов. Из них 20 тыс. – контрактники. Средняя стоимость года обучения на контракте — 13 800 грн. на дневном отделении и 8 500 — на заочном. В среднем — около 12 тыс. грн. в год.

В итоге сумма дохода получается неплохая — 240 млн. грн. в год. Площадь корпусов — более 300 тыс. метров квадратных. То есть на отопление нужно чуть больше 2,5 млн. грн, если считать по тарифу 8,61 грн. за метр. Это немного больше 1% от годового дохода. И даже если считать по коммерческому тарифу, выходит не более 3%.

Понятно, что есть еще электричество, вода и прочее, и прочее. Но больше 30% все равно никак не набегает. Ну неужели вуз стал бы так прибедняться, если бы действительно мог распоряжаться этими деньгами? Значит, либо деньги ушли “налево”, либо счета действительно заблокированы.

Проректор по воспитательной работе КНУ им. Шевченко Владимир Бугров говорит, что стоимость контрактного обучения зависит от трат, которые вуз планирует на год. К примеру, 40% – дополнительная оплата труда преподавателей, более 30% – коммуналка и около 20% – учебники, содержание лабораторий, новая техника…

В других вузах тоже пользуются своими формулами. Все они условны, но конечные числа не берутся с потолка. Во всех учебных заведениях, заявивших о проблемах с оплатой коммунальных услуг, есть контрактное обучение. И с количеством студентов все в порядке. Похоже на то, что их деньги просто один раз уже потрачены. Вопрос только — кем и на что.

Битва титанов

Восточноевропейский национальный университет имени Леси Украинки (ВНУ) и Луцкий национальный технический университет (ЛНТУ), в отличие от донецких и киевских коллег, шум подымать не стали. Они просто закрылись на два месяца, предварительно ужав сессию в рекордные две недели.

Понятно, что подготовка к экзаменам, как и сами тесты, превратились в фикцию. Уже прошел слух, что стационарной учебы не будет до весны — слишком холодно. Студенты волынских вузов говорят, что преподаватели бунтовать опасаются, вместо этого подстрекают учащихся. Но большинство студентов только рады внезапным каникулам. Возмущены лишь родители, которые не понимают, за что платят. Деньги-то куда-то идут.

И вот мы вернулись к тому, с чего начинали. Проект Закона “О высшем образовании”, одобренный Кабмином, предусматривал право учебных заведений открывать счета вне казначейства и распоряжаться ими по своему усмотрению.

Но этот пункт растворился в новой редакции проекта. Такое впечатление, что в ведомстве Табачника кому-то “челюсти сводит” от мысли о финансовой автономии учебных заведений.

К тому же с ректором КПИ, а заодно и одним из автором закона, у министра давние нелады. Вкратце история вопроса такова. В 2003 году была создана информационная система “Образование”. Спустя год ее статус закрепило постановление Кабмина с подписями премьера Януковича и министра образования Кременя. В системе хранились данные обо всех студентах. И на основании этой информации печатались студенческое билеты и дипломы.

Информсистема была запатентована пятью чиновниками от образования, в числе которых был и Михаил Згуровский. В течение многих лет Минобразования платило предприятию деньги за услуги, от 60 до 80 млн. грн в год.

В июле 2011-го Табачник инициировал отмену этой системы. Вместо нее должно было быть создано ГП “ИнфоРесурс”. Последовавшая вслед за этим переписка министра и ректора облетела Интернет. Утрированно вежливая грызня читалась, как поэма.

Минобразования оставалось непоколебимым, казалось, песенка “образования” спета. Но в 2012-м “ИнфоРесурс” взял и заказал печать дипломов все в той же старой системе. Связано это, скорее всего, с тем, что создавать госпредприятия при министерствах стало невыгодно. Все средства, заработанные такими ГП, направляются в бюджет. Так что оказалось, что перетягивание каната со Згуровским и Ко себя не оправдывает. С тех пор и до недавнего времени война была холодной.

Пока холодными не стали батареи…

Елена Розвадовская, news24ua.com