https://moyagazeta.com/

Инклюзивное образование в Украине уже доказало свою состоятельность?

– Много лет назад проводились исследования относительно того, насколько наша общественность воспринимает людей с особыми потребностями. И большинство утверждало – да, это очень хорошо, что ребенок с особыми потребностями пойдет учиться в обычный садик, школу или в высшее учебное заведение. Да, это очень хорошо, хоть редко, но все же проводятся мероприятия инклюзивного характера, и наконец то сегодня общество открыло двери для людей с инвалидностью. А когда мы поинтересовались у педагогов, готовы ли они к тому, что завтра в их группу или класс придет учиться такой ребенок, то количество утвердительных ответов очень и очень уменьшалось. Но за последние десять лет наше общество изменилось. Сегодня мы не только говорим – «да, мы согласны». Мы сегодня делаем конкретные дела, мы имеем большую сознательность, мы говорим – «да, я знаю, я умею, я смогу!»

В эти первоиюньские дни будут много говорить о детях и об их правах, что приближает реализацию права ребенка с особыми потребностями/инвалидностью учиться вместе со своими ровесниками по месту жительства, получая при этом всю необходимую специальную поддержку.

Пока такую возможность в нашей стране имеют не все дети. Большинство детей с особыми потребностями/инвалидностью обучаются в специальных образовательных заведениях, садиках или школах. В них работают высококвалифицированные специалисты – педагоги, воспитатели, медики и другие. Нужно признать – упомянутая система предоставляет образовательные услуги высокого качества. Но… Специальная система (и в этом состоит ее недостаток) в большинстве случаев отрывает детей от семей и сверсников.
Чаще всего дети с особыми потребностями лишаются родительского внимания на неделю – домой они приезжают лишь на выходные дни. Но бывают и такие случаи, когда в семьи они возвращаются лишь на время каникул.

Вместе с тем, различными исследованиями, проводимыми в Европе, Америке и в Украине, уже доказано, что чем меньше ребенок находится в окружении близких ему людей, тем хуже у него формируются навыки общения и проживания в сообществе. Впоследствии ему бывает сложно выстраивать свою семейную жизнь, воспитывать собственных детей. Будучи уже взрослым, он вынужден познавать азы самостоятельной жизни.
Именно поэтому работа нашего проекта направлена на то, чтобы дети с особыми потребностями учились по месту жительства. Инклюзивное образование в полной мере решает эту проблему. И не только эту.

– Что вы имеете в виду?
– Вернусь к уже упомянутым мною исследованиям. Они показывают, что чем более образовано сообщество, тем лучших экономических результатов оно добивается и, как следствие – лучше живет.
Раньше (это касается не только Украины, но и других стран) считалось, что люди с особыми потребностями/инвалидностью могут работать лишь в определенных сферах. Там, где не нужно выполнять сложных операций. Поэтому получить престижную работу и особенно ту, которая предполагает высокий профессионализм, им было крайне сложно.

Времена меняются, а с ними меняется и отношение к людям с особыми потребностями/инвалидностью. Сейчас укореняется мнение, что они могут составить достойную конкуренцию кому угодно. И это мнение, замечу, не беспочвенно. Например, инвалидность не помешала многим нашим соотечественникам стать известными учеными, политиками, общественными деятелями, бизнесменами.
Я это к тому веду, что качественное образование, поскольку речь идет о нем, позволяет людям с особыми потребностями/инвалидностью утвердиться в этой жизни. Получив его, они будут в состоянии позаботиться о себе, а при необходимости – помочь окружающим. И тогда уменьшится острота постоянной социальной поддержки, а, следовательно, уменьшится и социальная нагрузка на государство.

Нужно понимать, что качественное образование для всех, в том числе и для детей с особыми потребностями начинается с порога родного дома, с пребывания в соседнем детском саду, с обучения в общеобразовательной школе. Дети вместе учатся и также вместе приобретают опыт общения, совместного проживания, поддержки в обществе. Равные права, возможности и удовлетворение различных потребностей лежат в основе инклюзии.

– Много ли в Украине детей, которые требуют к себе особого внимания? И попутно – какие дети попадают в эту категорию?
– Согласно статистике, которую можно встретить в прессе, в Украине насчитывается 150-170 тыс. детей с особыми потребностями. Согласитесь, что это немало. Особенно если учесть, что речь идет о детях, возраст которых не превышает восемнадцати лет.
Понятно, что если взять во внимание и взрослое население страны, то эта статистика становится куда более внушительной. Отсюда и острота вопроса, который мы обсуждаем. Сразу становится ясно, что он имеет общегосударственное значение и касается очень многих судеб.

В мировой практике выделяются следующие категории, которые могут определять особые потребности или инвалидность людей: интеллектуальные, сенсорные, опорно-двигательные, поведенческие. Инклюзивное образование всегда предполагало – проблема состоит не в особых потребностях или инвалидности человека, а в неспособности общества реагировать на эти потребности, делать необходимые изменения для сограждан.
В нашем проекте в инклюзивный процесс вовлечено около 80 детей. Педагоги, администраторы, родители, представители общественных организаций стремятся наилучшим образом организовать образовательный процесс и специальную помощь этим детям на местах.

– Ваши примеры убедительны. Но как много делается для продвижения в Украине инклюзивного образования государственными и местными органами власти?
– На сегодняшний день принято ряд важных нормативных актов, которые содействуют развитию инклюзии. В частности, это – постановление Кабинета Министров Украины от 3 декабря 2009 г., приказ Министерства образования и науки Украины от 21 декабря 2009 г. В перечисленных документах говорится о том, что инклюзивное образование должно развиваться во всех без исключения украинских регионах.

Сегодня местные программы инклюзии развиваются, но им нужна поддержка. Вопрос этот новый и очень важно его решать с учетом определенных правил и уже накопленного мирового и украинского опыта. Вот почему проекты, которые сегодня занимаются вопросами инклюзии, так востребованы.

– Насколько реально приспособить все общеобразовательные школы к потребностям детей, о которых мы сейчас говорим?
– В большинстве высокоразвитых стран, где образованию людей с инвалидностью уделяется большое внимание, практически все дошкольные учреждения, школы, колледжи и высшие учебные заведения являются адаптированными. Это значит, что если здание проектируется, то в проект закладываются все необходимые приспособления, удобные для всех. То есть, делается соответствующая адаптация. Если школа реконструируется, то она реконструируется тоже с учетом соответствующей адаптации. А иначе и быть не может.

Не только образовательные учреждения адаптируются, но и общественный транспорт, дороги, магазины, аптеки…Вся социальная сфера адаптируется, потому что она должна быть общедоступной. Та же дверная ручка может стать препятствием для некоторых из нас. Например, она высоко расположена или имеет неудобную конструкцию. Мы готовы кому-то помочь открыть дверь. Но сможем ли мы помочь подобным образом всем без исключения? Конечно, что нет. Отсюда вывод – нужно все ручки делать удобными для всех и располагать их на уровне, который тоже будет удобным для всех. Это и есть тот самый инклюзивный подход, к которому мы стремимся и за который мы агитируем.

Украина тоже должна стремиться к тому, чтобы максимально приспособить все учебные заведения к различным потребностям. Это вовсе не значит, что уже завтра нужно приступать к реконструкции всех учебных заведений. Все мы прекрасно понимаем, что такая масштабная работа потребует больших капиталовложений. Как впрочем, и много времени.

– Как вы думаете, инклюзивное образование в нашей стране уже доказало свою состоятельность?
– Безусловно. Потому что многие украинские школы уже принимают детей с особыми потребностями. И абсолютно нормально работают в направлении инклюзии. Наш проект активизирует этот процесс и максимально помогает этим школам.

Беседовал Максим НАЗАРЕНКО

Мнения экспертов об инклюзивном образовании

Галина Орехова , практикующий психолог:
На самом деле у медали две стороны. С одной – все это очень актуально, даже злободневно. Этот проект нужно внедрять и чем активнее , тем – эффективнее. Но с другой стороны, готовы ли мы обеспечить материально техническую базу, подъезды, поручни, и элементарно- приспособленные туалеты. Ребенок должен чувствовать себя не только психологически комфортно, а и уметь «обиходить» себя самостоятельно во время как обучения, так и в свободное от уроков время. Под час так называемого досуга. С точки зрения психологической адаптации – это здорово. Ведь ребенок, уже находясь в обществе здоровых детей, общаясь с ними, в итоге и сам себя чувствует уверенней. Казалось бы, парадокс, окружают здоровые дети и на их фоне как бы ребенок может морально усугублять свою несостоятельность перед возможностью и активностью детей. На самом деле, как показывает практика, именно в обществе активных и здоровых детей активизируется и мотивируется потенциал детей с особыми потребностями. Все это работает при условии психологической подготовки и адаптации как всех детей в классе, так и их родителей. Важно так же воспитывать и поддерживать высокого уровня самооценку, опять таки как у детей , так и у родителей. Процесс адаптации будет проходить легче и эффективнее , если в классе будет несколько таких деток, это так же будет способствовать активизации всех психофизических механизмов на уверенность, успешность, повышение самооценки. Но скажу свое мнение, что я сомневаюсь, что наши школы, как с точки зрения технической базы, так и в плане двенадцатибальной системы к такому эксперименту готовы. Многое нужно менять. Да и с преподавательским персоналом не мешало бы поработать дополнительно по определенным тренинговым программам. А ,по сути это необходимо делать и делать грамотно, эффективно Главное, как говорят: « Не навреди»!

МакФирсон ДАРСИ, председатель руководящего комитета проекта «Инклюзивное образование для детей с особыми потребностями в Украине»:
– Я родился в конце 1975 года. Мне установили диагноз церебрального паралича и со временем перед моими родителями стал вопрос – какое образование я смогу получить. Существовали специализированные школы и меня могли направить туда на учебу. Но мои родители считали, что я способен получить образование вместе со своими здоровыми сверстниками. Доктора и учителя не соглашались с ними, но родителя настояли на своем, убедили всех, что я могу учиться в обычной школе. И не ошиблись: тридцать лет спустя я стал профессором права и президентом неправительственной организации.

Образование, которое я получил, значительно расширило мои профессиональные возможности. Ко мне относились не с оглядкой на особое состояние здоровья, а с учетом моего таланта, ума и моей способности взаимодействовать с другими людьми, что, безусловно, способствует достижению поставленных целей.
Как председатель канадского Центра изучения инвалидности я вижу изменения, происходящие в Канаде и в других местах. Этому способствует работа неправительственных организаций. Поэтому я глубоко убежден, что и в Украине, где разворачивает свою деятельность гражданский сектор, эти положительные изменения уже вскоре станут ощутимыми.