https://moyagazeta.com/

Сандей Аделаджа: «Я – изгой в этом мире». Эксклюзивное интервью. Часть 2

Первую часть интервью можно прочитать здесь.

Корр.: Знаете, я, до того, как у меня появились определенные проблемы (связанные с рабочими моментами), очень раздражалась, когда слышала поговорку «Моя хата с краю». Думала: «Ну не может быть, чтобы все было именно так!» Но когда, как уже говорила, появились проблемы, я поняла, что 99% людей ведут себя именно так. Может, поэтому у нас в Украине и проблемы?
С.А.: Вот это, наверно, и есть самая главная причина, почему меня хотят убрать. Ведь я поднимаю людей на ноги, открываю им глаза, делаю их общественно-активными. Согласно данным Совета Национальной безопасности Украины, нет более организованной группы людей в этой стране, чем «Посольство Божье». И для очень многих чиновников и властьимущих – это угроза, угроза Национальной Безопасности.

Корр.: Скажите, а были ли какие-нибудь серьёзные угрозы для Вашей жизни: покушения, провокации?
С.А.: Постоянно. Но Бог меня бережет. Ведь если Он не захочет, то никто ничего не сделает.

Корр.: Как Вы считаете, каким должен быть верующий? Не только в плане моральности, духовности, – это очевидные вещи. Должен ли он быть высокообразованным, успешным по жизни, самодостаточным?
С.А.: Отвечу словами Библии. В книге Второзакония, 28-я глава, написано: «Я вас сделал. Если вы будете жить по моим заповедям, по моим словам и будете соблюдать заповеди, то Я сделаю вас главой в этом обществе, а не хвостом, Я сделаю, чтобы вы были первыми, а не последними». Поэтому, думаю, верующие должны быть самыми порядочными, самыми добросовестными, самыми образованными, самыми прилежными, самыми трудолюбивыми, самыми сострадательными. В общем, самыми-самыми-самыми-самыми-самыми… Вот тогда они станут настоящей элитой. Сейчас передо мной находится черновой вариант пилотного проекта «Система взращивания лидера». Здесь написано, как церковь рассматривает лидера, который должен подымать людей. Он должен влиять на семь сфер: мир внутри себя, осознание себя – кто я есть, личность, взаимоотношения, сфера здоровья, финансовая свобода, высокие цели и самореализация человека. Вот этому мы будем учить людей. Многие, кстати, не могут понять, почему Сандей учит людей богатеть, мол, богатая церковь – это не церковь. Церковь должна быть убогой.

Корр.: Так ведь утверждают, что у Вас не церковь, а секта…
С.А.: Да, секта. Или пирамида? Действительно, а разве может церковь быть организацией, которая учит людей быть сильными, освобождаться от проблем и слабости, быть умными и красивыми? Нет, церковь должна «возиться» исключительно с нищими и убогими, а все остальное – только секта. Вот в этом-то и беда – никто не понимает, какими на самом деле должны быть верующие…

Корр.: И какими?
С.А.: Сильными. Свободными. Счастливыми. Состоятельными. Самодостаточными. Людьми, которые ведут за собой других.

Корр.: Позволите личный вопрос? Вас воспитывала бабушка. Не перенесли ли вы ощущение одиночества и сиротства в свою теперешнюю семью? Дело в том, что моя мама – также сирота, которая потом работала в детском доме. Почти всю жизнь я на каждом шагу ощущаю её какое-то духовное одиночество, и потребность в родителях. Несмотря на то, что у нее есть свои дети и внуки, в душе она до сих пор, как мне кажется, осталась ребенком-сиротой…
С.А.: Ну, у меня все-таки была мама, хотя она меня и не воспитывала. Тем не менее, я никогда не знал чувства отверженности или сиротства. Моя бабушка заменила мне, можно сказать, десятерых отцов и десятерых матерей. Когда она умерла, мне было 15 лет. Вот тогда действительно казалось, что я всё потерял. Но теперь понимаю: все это было нужно для того, чтобы я взращивал и воспитывал в себе самостоятельную сильную личность. Когда мне было 19 лет, я пришел к Богу. В Библии написано, что когда человек приходит к Богу, он приобретает Отца и духовную семью. Потому у меня, как и у каждого христианина, появился Отец Небесный, которого я никогда не знал. Вообще, у любого человека должна быть нормальная гармоничная семья, поэтому желаю каждому именно этого. Я счастлив, что у меня с этим все в порядке. Если у каждого в стране будет порядок в семье, мир, гармония, то и все государство будет жить счастливо.

Корр.: Расскажите немного о своей семье. Вам не мешает в совместной жизни то, что Ваша жена – тоже пастор? Никаких «рабочих моментов» не возникает?
С.А.: К счастью, нет. Мы дома ведем себя точно так же, как и в церкви. Возможно, Вы не поверите, но мы с женой ни разу друг на друга не повысили голос! Я уж не говорю про какие-нибудь более серьезные конфликты. Никаких «громов и молний» не бывает. С детьми тоже никаких проблем не возникает. Конечно, мы с женой их любим, воспитываем в любви, но они знают, что такое «нельзя», что такое «да» или «нет». Они все знают и все понимают. Поэтому считаю, что мне очень повезло в семейной жизни.

Корр.: А где вы познакомились? Как?
С.А.: В Москве. Мы были участниками молодёжной конференции, которую посещали студенты-иностранцы, учившиеся в СССР. Она училась в России, а я в Белоруссии. Раз в год все студенты из всех республик приезжали в Москву. Вот там я её и увидел. Честно говоря, не мог не заметить, поскольку она излучала некую прозрачность и чистоту, можно даже сказать, благородство. Как только я ее увидел, то сразу побежал расспрашивать, кто эта девушка. Я был уверен, что она уже замужем, и мне ничего «не светит», поэтому был просто поражен, когда мне сообщили, что она не только не замужем, но даже ни с кем не встречается. Вот в это я просто не мог поверить – такую девушку невозможно было пропустить! Неужели, кроме меня, ее внутреннего света никто не заметил? Естественно, я написал свой телефон, отдал ей, и стал всеми правдами и неправдами выпрашивать ее координаты. Не скажу, что это было легко, но мне удалось взять у нее телефон. Вы думаете, это все? Нет! Дело в том, что я на ту встречу в Москве сам приехал с девушкой! И что мне было делать? Только одно – показать ей мою новую избранницу, и надеяться, что она все поймет… Как ни странно, она действительно все поняла. Возможно, увидела нечто такое необъяснимое в моих глазах…
Я тогда не спешил начинать наши отношения, а уехал домой. Почему? Возможно, оттого, что уже тогда был верующим, поэтому понимал, что браки заключаются на небесах. Мне надо было быть стопроцентно уверенным, что эта девушка создана для меня. Если это действительно так, то Бог должен был мне дать какой-нибудь знак, потому что, как я уже говорил, браки заключаются на небесах и Господь их благословляет. Я ждал полгода, и все это время ежедневно молился. Когда уже не мог далее ждать, то помчался в Москву, договорился с ней о встрече и, стоя на коленях, признался в любви. Три часа говорил о том, как я ее люблю! Она, естественно, смущалась, говорила, что ей неудобно, но я рассказывал и рассказывал о том, что не могу жить без нее, не могу есть, пить, спать… Не услышал от нее ни «да», ни «нет». Ну, по крайней мере, то, что сразу не сказала «нет» – уже было хорошо. А я человек настойчивый, поэтому решил, что все должно быть в свое время. При каждой встрече я ее просил: «Будь моей женой». Она просила подождать, говорила, что еще молодая, что ей надо закончить учебу… Я отвечал: «Буду ждать, сколько скажешь. Скажешь – 5 лет, буду ждать весь срок». Как и говорил, все должно было случиться в свое время, и именно так, как скажет Господь. Вот уже 15 лет, как мы вместе, и у нас трое детей…

Корр.: У меня есть еще вопрос, но он, можно сказать, неприятный…
С.А.: Без проблем. Как я уже говорил, мне нравятся неприятные вопросы.

Корр.: Практически во всех статьях, напечатанных про Вас, говорится, что, когда Вы приехали в Киев, у Вас была трехкомнатная квартира, а сейчас целый домище площадью 250 кв.м. Возможно, это многим не нравится. Или хотят знать, как можно на такой дом заработать…
С.А.: А у меня дом площадью не 250 квадратов. Он намного больше! Вот только моя семья занимает не более 20% от общей величины. На остальной территории постоянно проживают другие люди. Не могу сказать, сколько их уже перебывало, потому что ко мне может прийти любой человек из нашей церкви, и жить столько, сколько ему нужно. Надо день – значит, живет день, два – так два, месяц – будет жить месяц. Я, честно говоря, даже не знаю, сколько их у меня живет сейчас, не говоря уже о том, чтобы знать всех поименно.

Корр.: Вот мне подсказывают, что сейчас у Вас находятся 64 человека…
С.А.: Серьезно? А я вот сейчас здесь и абсолютно не беспокоюсь, что они могут что-то сделать не так, что-то украсть. Ведь, как говорил Господь, все люди – братья. Некоторые не могут понять, как это можно в свой дом пускать посторонних. Вот сдавать комнаты и сдирать с постояльцев последнюю копейку – это да, понятно всем. А чтобы бесплатно… Иногда говорят, что у меня не дом, а самое настоящее общежитие. Но я не могу жить только для себя одного, я должен жить для всех, иметь возможность делиться с людьми. Знаете, когда я куда-нибудь еду на машине, то всегда остановлюсь перед «голосующим», спрошу, куда ему нужно, подвезу до метро или, если нам по дороге, до дома. Вот такая вот у меня жизнь – для всех людей. Именно поэтому я учу их, как зарабатывать, как стать успешным, и никогда не выискиваю никакой выгоды для себя. Поэтому, как уже говорилось, не все могут поверить, что можно жить не для себя, а для других. Есть такое слово «менталитет». Мой образ жизни не всегда понятен для менталитета украинцев. Так что мне делать? Менять образ жизни? Или, может, кое-что надо подправить в этом самом менталитете?

Корр.: Но ведь для того, чтобы так жить, нужны немалые средства…
С.А.: Ага, вот вопрос зашел и о деньгах. Практически во всех церквях принято, что для пастора дом строит церковь, ее прихожане. Меня уговаривали 12 лет! И все эти годы я отказывался, живя в своей собственной квартире с женой и тремя детьми. Да, возможно, для многих людей и трехкомнатная квартира, где я проживал – уже показатель достатка. А если эта квартира находится на 14-м этаже 20-этажного дома, где постоянно течет потолок? А если туда постоянно ходят люди? Не два, не три человека, а тысячи, десятки тысяч? 15 тысяч прихожан у нашей церкви было только в Киеве! А в других городах и селах? И все они постоянно приезжали, каждый со своими проблемами, и со всеми надо было встретиться. Думаете, я не мог себе позволить уже тогда построить дом? Мог. Через мои руки проходили миллионы гривен и долларов.

Корр.: Вы имеете в виду пожертвования?
С.А.: Именно. Прихожане делились с церковью доходами, отдавали десятину. Так что, я должен был взять эти церковные деньги, и на них построить себе роскошный особняк? Тем более, что церковь учит, как стать богатым и успешным самостоятельно, а не за счет других. Нельзя стать счастливым с помощью других – это будет не настоящее счастье. Человек обязан всего добиваться самостоятельно. Хотя, конечно, ему надо помогать. Именно этим, кстати, и занимается «Посольство Божье». Поэтому все, на что я, в конце концов, согласился, так это на то, что дом все-таки будет построен, но туда смогут приходить все желающие, и жить столько, сколько им нужно. Кстати, для меня не имеет значение, кто из проживающих у меня к какой церкви принадлежит. Ведь они все люди, поэтому им надо помогать. Так что, вполне возможно, что многие из них не являются прихожанами «Посольства Божьего». Понимаете, мне бы очень хотелось, чтобы возможность построить себе такой особняк была у всех без исключения. Тем более что многие наши прихожане живут намного богаче меня. Поэтому пусть все станут богатыми и успешными, а затем глянут на Сандея и подумают: «Это он нам помог стать тем, кем мы есть, он о нас позаботился, сделал все, что от него зависит. Остального мы добились самостоятельно. Поэтому пускай он живет в своем особняке, помогает другим, а мы ему завидовать не будем».
Нам очень много удалось сделать для этого. Вы знаете, сколько людей, которые, придя в нашу церковь, не были долларовыми миллионерами, стали ними? Более 200! И это не только в Киеве, а по всей Украине. К сожалению, очень многое подпортил экономический кризис. Вы знаете, сколько надо сил, чтобы воспитать хотя бы одного миллионера? А у нас их более 200! И, конечно, подумайте – хватит ли тогда у меня времени на что-то еще, например, заниматься каким-то другим бизнесом, особенно, как утверждают недоброжелатели, подпольным? Быть лидером в церкви – намного тяжелее, и намного важнее, чем быть миллионером. Для меня главное – работать с людьми. А уж те, если захотят, конечно, могут стать кем угодно, даже миллиардерами. Хотя, если я скажу, что никак не распоряжаюсь деньгами, это будет неправда. Да, у меня есть инвестиции. Ведь деньги нельзя «бросать на ветер», с ними надо работать, тогда они будут приносить пользу всем людям. Поэтому я их вкладываю, причем не только в Украине. Заработанные мной финансы я всегда делю на две части. Половину отдаю церкви, а 50% инвестирую. Спросите, откуда берутся деньги. Ну, во-первых, я читаю лекции. Это абсолютно нормальное явление, этим занимаются практически все публичные люди. Во-вторых, получаю гонорары за написанные книги. На данный момент у меня их около сотни. Еще раз повторюсь – хотел бы, то занимался бы бизнесом. Но я знаю, что это не мое, ведь люди дороже денег. Поэтому для меня деньги – просто инструмент, который должен приносить пользу другим.

Корр.: Вы говорили, что учились в Минске…
С.А.: Я закончил БГУ – Белорусский национальный университет, причем с красным дипломом. Утверждали, что я едва ли не самый лучший студент за последние 25 лет. Меня называли прирожденным журналистом, предлагали работу по специальности в Швейцарии и Ирландии. На учебу в аспирантуре обычно дается 2 года, а я ее закончил за год! Мою дипломную работу выпускника засчитали как работу аспиранта. Как Вы думаете, с такими способностями очень мне было бы трудно заняться бизнесом и стать обеспеченным человеком? Но я приехал сюда, в Украину и, как уже говорил, живу в ненормальных сумасшедших условиях. Между прочим, я читал публикации, в которых их авторы утверждают, что Сандей купил себе диплом, а на самом деле он недоучка безграмотный. Вот так – и никак иначе…
Признаюсь – мне постоянно предлагают уехать за границу, получить гражданство другой страны. Вот, например, два года назад мне предложили возглавить такую же церковь в Америке, с 10 тысячами американских прихожан, немалая зарплата плюс бонусы. Вместе выходило около 400 тыс. долларов в месяц. Это сколько получается – почти 5 миллионов в год? Но я ответил: «Если Богу будет угодно, чтобы я уехал из Украины, он даст мне знак». Пока что я знаю, что моя работа здесь не доведена до конца. В общем, главное – люди. И я создаю людей, которые начинают зарабатывать деньги.

Корр.: Так и хочется сказать: «Научите меня»!
С.А.: В этом нет ничего сложного. Прочитайте книгу о финансах, и Вы все поймете…

Корр.: Любой человек не может не думать о смерти. Так уж создала нас природа, что мы смертны. Скажите, вот если, не дай Бог, что случится, Вы в своих учениках уверены?

С.А.: Вы хотите сказать – если я умру?

Корр.: Ну, я не хотела этого говорить, просто, если вдруг что-нибудь случится, Вы уверены, что поставили на ноги именно тех последователей, которые не уйдут в сторону и пойдут по тому пути, который Вы проложили?
С.А.: Возможно, это многим покажется странным, но тема смерти для меня – самая приятная тема.

Корр.: Вот как? Тогда, пожалуйста, расшифруйте что Вы имеете в виду…
С.А.: Вы, конечно, знаете, что есть Рай и есть Ад. Боится только тот человек, который не уверен, куда он после смерти попадет. Но я уверен не то, что на 100, а даже на 200%, куда именно я попаду. Однажды я осознал, что сын Божий – Иисус Христос пришел на землю и отдал жизнь за меня, грешника. Да, именно за меня. За меня Он принял муки, именно меня Он омыл своей кровью, тем самым очистив. И я это принял, я знал, что Он должен очистить меня, и каждый раз очищает, когда я обращаюсь к Нему. Благодаря этому Он гарантирует мне место у себя на небе. Это не гордыня, нет, ведь, покидая нас, Христос сказал: «Я иду подготовить место обители вам, тем, кто будет жить по моим заповедям, кто будет меня любить и жить для меня, и служить не по своей воле, как он хочет, а по моей воле». Возможно, мне не хотелось ехать в Украину, но меня сюда направил Господь. Поэтому я здесь делаю все, чтобы служить Ему, чтобы нести свой собственный крест, как нес его Христос. Иисус сказал: «Где я буду – там будет раб мой. Я пойду готовить место, куда пойдете вы за все ваши мучения, страдания земные, чтобы я мог вам воздать». И у меня нет более приятных чувств здесь, на земле, чем думать о том, что это всё однажды закончится и я пойду к тому, кто меня так возлюбил, к тому, кто доказал мне эту любовь, отдав за меня собственную жизнь. Поймите, Сын Божий, который не был ни в чем виновным, праведник из праведников, за меня отдал свою жизнь, умер за меня, отдал себя на растерзание. Он пролил кровь за меня, чтоб я не попал в Ад. Он знал, что я буду жить, и посчитал, что за меня можно отдать жизнь. Вот поэтому такого человека мне хотелось бы увидеть. И я знаю, что рано или поздно увижу Его. Мне нужно с ним увидеться, обнять Его, посмотреть Ему в глаза и спросить: «Скажи, Иисус, ты это сделал для меня? Это ведь ты жизнь отдал за меня?» А потом и я ему расскажу, как тоже старался, мучился, как делал все, чтобы оправдать его доверие. Тогда, после всего, я уверен, что Он возьмет меня за руку и скажет: «Сандей, я видел всё, видел, как ты страдал за меня. Ты думал, что меня не было, а я был там с тобой, я видел всё, и понимал тебя. Весь мир тебя не понимал, но я был с тобой. Теперь же я тебя обниму». Я хочу, чтобы он посмотрел на меня и сказал: «Я умер за весь мир, и ты благодарен мне за это. Никто мне не отдает своей жизни, никто не воздает благодарности своим служением, а ты воздал мне послушание, ты пошел туда, куда бы никто не пошел. Ты стерпел немалую ношу, чтобы мне угодить, ты ради меня пошел на это всё. Да, ты, как и каждый человек, несовершенен, но за то, что ты ради меня жил и все делал для меня – добро пожаловать в Рай, в ту обитель, которую я готовлю для тебя. Не будет больше слёз, предательства, милиции, боли. Начнется вечная жизнь, вечное наслаждение, где не будет нужды в деньгах, где ты не будешь уставать, не будешь плакать, где ты можешь быть с ангелами, радоваться и получить вечную награду за то, что свои годы на земле прожил по моим уставам». Именно поэтому я готов умереть даже сегодня. Я не хочу жить 80 или даже 100 лет, не хочу оставаться подольше на земле, не хочу цепляться за эту жизнь. Тем не менее, я все-таки здесь остаюсь. Во-первых, тут есть люди, которые во мне нуждается. Во-вторых, Он почему-то еще не готов меня забрать. Именно послушание Ему заставляет меня оставаться. Я бы, конечно, хотел увидеться с Ним, быть с ним, потому что для меня Рай и обещание неба намного более реальны, чем то, что вижу и чем живу здесь, на земле. Это моя мечта, награда, жизнь, встреча с тем, кому посвящаю всю свою жизнь. Все, что делаю, я делаю для того, чтобы рано или поздно встретиться с Ним. Тогда Он меня встретит, введет в свое царство, поведет к Отцу. Смерть – это не потеря или трагедия, для меня это приобретение, самая большая награда. Пусть человек умирает, но он умирает не просто так, а переходит из уставшей болеющей плоти в высшее нетленное тело, которое никогда не устает, и никогда не болеет. Там я смогу навсегда быть с Господом, с любимыми друзьями, учениками, родными… Человек умирает и переходит из плоти, чтобы провести вечность в Раю или в Аду.

Кстати, Вы спрашивали, уверен ли я в своих учениках? Я прекрасно понимаю – никто не может заниматься тем, чем я занимаюсь, и тешить себя иллюзией, что будет жить долго. Такие, как я, могут умереть в любое время и я к этому готов. Так уж я себя настроил, что не цепляюсь за жизнь. Когда ты цепляешься за жизнь, тогда тебе больно, ты не готов, тобой можно манипулировать, ты уязвим. А если ты свободен и готов к смерти, то и ведешь себя по-другому. Но только Бог определяет время ухода. Когда Иисус умирал, он оставил своих учеников. Они, наверное, думали, что уже готовы его заменить. Тем не менее, еще не пропел петух, а самый верный из них, Петр, трижды отрекся от Него. Затем, когда прошло время, они собрались и продолжили Его дело. Результат Вы видите. Я, конечно, не смею сравнивать себя с Иисусом, но хочу сказать, что у меня тоже есть ученики. Уверен, что, если надо будет, они тоже продолжат мое дело. Не знаю, придется ли кому-нибудь отрекаться от меня, но, без сомнения, церковь будет развиваться. Тем более, учеников у меня побольше, чем было у Иисуса (смеется). У него их было, как всем известно, двенадцать, а у меня – десятки тысяч.

Корр.: Что такое ночная молитва, зачем и кому нужны такие жертвы?
С.А.: Сейчас Вы поймете. Есть в этой стране люди, которые еженедельно, можно сказать, в ущерб себе, не спят, не ходят на дискотеки, не сидят у телевизора, не пьют водку, не играют в казино. Они оставляют семью и детей (если, конечно, те тоже не являются нашими членами), собираются и молятся, чтобы в стране всё исправилось. Только ради этого! Не верится? Понятно, что одними молитвами жизнь не наладить. К сожалению, чтобы реально что-то делать, особенно заниматься политикой, нужны немалые средства. Политика – привилегия богатых. Необходимо, чтобы у людей была хоть какая-нибудь компенсация, отдушина. Именно поэтому я им и говорю: «Вы, которые знаете Бога и умеете молиться, берите пример не со своих родственников, а со всего нашего народа, страны, городов, где мы находимся, начиная с Киева. Не все мрачные, купленные, не все такие бездушные. У нас нет ни голоса, ни защиты, но, Господи, мы просим тебя, сделай, чтобы не было войны в нашей стране, чтобы наши политики, которые ведут нас, не завели нас в тупик и не использовали исключительно в своих целях. Сделай так, чтобы корабль под названием Украина не врезался в айсберг». Вот об этом люди и молятся. Их никто не слышит, ни президент, ни премьер, никто им ничего не платит, никто не знает, что вообще подобное существует! Но Бог говорит: «Пускай правая рука не знает, что делает левая». И Он, который видит и слышит тайное, рано или поздно сделает так, чтобы ваши жертвы были ненапрасными, чтобы этому народу была, в конце концов, Божья компенсация. Для многих, мы уже говорили об этом, главный девиз жизни: «Моя хата с краю». Кому тогда нужна будет Украина?

Корр.: А ведь этим молящимся приписывают всякие душевные болезни, скептики и ваши противники по религии уверены, что они полностью зазомбированы, а многие еще и бывшие наркоманы, алкоголики… Получается, что они хотят без крови перевернуть общественное сознание, доказать без агрессии, что они более благословенны, чем остальные?
С.А.: А вы сами поверили, что это можно изменить? Главное – понять самому. И тогда, если каждый человек поймет, что он должен сделать, все в нашей стране, и не только, изменится к лучшему, поскольку наша Украина – лишь часть человеческой цивилизации. Большое начинается с малого. За это я и буду молиться…
 

Беседовала Людмила Лунина

lunina[a]moyagazeta.com