https://moyagazeta.com/

Тарас Шевченко – пророк или кумир?

Но я хочу коснуться сегодня только одного из них – Тараса Шевченко. И вот почему. На днях довелось мне побывать в Клиническом диагностическом центре Львовской железной дороги. Там, возле одного из диагностических кабинетов, видимо, с целью санпросветработы, была вывешена статья с названием «Нове знайомство з Тарасом Шевченком». Вообще статья оказалась своеобразной рекламой книги канадского эмигранта Юрия Луцького «Незабутня мандрівка Тараса Шевченка» и содержала как цитаты из самой книги, так и размышления некоего В.Й.Цехана, подготовившего статью.

Признаюсь честно, что некоторые фразы просто поражали. И очень неприятно. Поскольку все, кто прямо или косвенно имеет отношение к украинской диаспоре и к обществу им. Т. Шевченко, очень громко и внушительно заявляют миру о своей принадлежности к христианству, то статья ставит под сомнение истинность этих заявлений, поскольку в ней Тарас Шевченко возвышается до непомерных для простого смертного высот. Но судите сами. Вот несколько цитат.

«В наш нелегкий для України час національного відродження постать Шевченка викристалізовується особливо яскраво. Питання, поставлені поетом нашій національній совісті і свідомості, постійно спливають і вимагають відповіді. Пророцтва його генія збуваються і висвітлюють силу прозрінь. Часова відстань глибше розкриває його значення для України і української діаспори. Творчість поета переосмислюється, а ті місця, де він жив, творив, і страждав підносяться до святині… Як і релігійні свята, так і відзначення роковин Шевченка не мають права стати механічним ритуалом. Закликаємо хоча би в березні прочитати щось з творів Шевченка, нові видання різних авторів про нашого пророка, пробудителя, ікону, Богом обдаровану людину».

Я ни в коей мере не собираюсь приуменьшать значение творчества Т.Шевченко для мировой литературы. Но, согласитесь, что называть человека, который прожил далеко не безгрешную жизнь, пророком, иконой и пробудителем, да еще приравнивать его годовщины к Святым Праздникам а места его жительства и страданий (страдал он, кстати, не за веру Христову) к Святыням по меньшей мере недопустимо для христианина, поскольку это сравнение нарушает не только вторую Заповедь Божию, но и Первую Заповедь тоже. А это обозначает хулу на Духа Святого – грех, который не прощается ни в этой, ни в будущей жизни.

Да и просто пророком вряд ли его стоит называть. Ведь пророками становились люди, избранные самим Богом и ведущие праведную и примерную для всего народа жизнь, люди, для которых имя и слово Бога было всегда на первом месте. А в некоторых своих произведениях Тарас Шевченко откровенно заявляет: «… І ворожою, злою кров’ю волю окропіте… », «…Як понесе з України у синєє море кров ворожу, от тоді я і лани і гори – все покину і полину до самого Бога молитися, а до того я не знаю Бога». Хотелось бы спросить самого поэта, понимал ли он сам, какую ненависть выливает он в стихи, к чему призывает. Ведь он должен был прекрасно знать, что существует заповедь «не убий!». И призывал он к убийству тех, кому, в первую очередь, был обязан своей свободой. Ведь выкупила его из крепостного рабства царица, тронутая художественным талантом тогда еще совсем юного Тараса. И получил он образование, и стал вхож в просвещённое общество не стараниями простых крестьян, о которых он проливает слёзы почти в каждом произведении, а заботой представителей той части общества, подпадавшей под название «панство», которое, по его словам, только и может, что «храми, палати муровать, любіть царя свого п’яного, і візантійство прославлять…». И не окажись Шевченко замешанным в сомнительную политику, его жизнь не содержала бы столько трагических моментов. Да и выбор, когда ему знать, а когда не знать Бога, сам Господь ему вряд ли предоставил! А слова поэта говорят совсем не о смирении, характерном для пророков, а о какой-то немыслимой мании величия, в которой человек ставит себя выше самого Бога, да еще и об осуждении всего, что связано с «византийством», то – есть с Православием! Так, может, стоит задуматься: а не Господня ли кара – все страдания Шевченко, и стоит ли их приравнивать к страданиям Святых мучеников, чтобы самим на себя не навлечь праведный гнев Божий!

А как часто использовались строки «Кохайтеся, чорнобриві, та не з москалями, бо москалі злії люди, роблять лихо з вами…» и в бытовых межнациональных «разборках», и как довод высокопоставленных украинских чиновников! Причем, под понятием «москали» подразумевали всё русское и даже просто русскоязычное население, совершенно и, скорее всего, намеренно забывая о том, что словом «москаль» в те времена называли военнослужащих русской армии, и что самому Шевченко тоже довелось быть «москалём».
Интересно, что имя Шевченко в качестве культа стали использовать уже в конце 19 столетия. В годы Гражданской войны украинские власти активно использовали отрывки из его произведений для идеологической борьбы с большевиками. После победы большевиков спекуляции на его имени продолжали разрастаться. Только теперь большевистская идеология выставила Шевченко борцом за счастье простого народа и активно использовала в борьбе со сторонниками самодержавия. В поэме «Сон» он описывает царский двор и царскую семью. Но описание это как-то очень сомнительно. Ведь царицу поэт показывает в очень неприглядном свете, сравнивает с метлой и насмехается над её манерами. Вот только лукавит Шевченко! Ох, лукавит! Ведь в бытность свою слугой пана Энгельгардта ему часто доводилось бывать, и даже жить при дворе. И не знать, что царица по достоинству считалась одной из самых красивых женщин Российской империи, он не мог. Так же, как и не мог не знать, кому он обязан своей свободой. Да и историки сейчас всё чаще публикуют материалы про донжуанские похождения молодого Шевченко при царском дворе. Так что злобные тирады в адрес царской семьи похожи либо на мелочную месть, либо на выпады отвергнутого мужчины. Но, тем не менее, они выглядят довольно странно, учитывая роль царицы в освобождении Шевченко из рабства. А ведь именно за насмешки над больной царицей разгневанный и оскорблённый царь отправил зарвавшегося поэта в ссылку. В данном случае вспоминается реплика одного из киногероев: «Так он, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее!? Повинен смерти!» Поскольку киногерой представлял царя Ивана Грозного, то можно сказать, что, живя не в 15-м, а в 19-м веке, Шевченко легко отделался. Зато большевистская агитация плату за хамство возвела в ранг мученичества, правда, с выгодным ей богоборческим уклоном.

Но прошли годы, нет больше власти большевиков. И нынешние демократы создали не просто культ, а религию Шевченко. Во многих домах нет ни одной иконы, но на видном месте висит портрет Шевченко в рушниках. Назарий Яремчук пел когда-то песню о светлице, которая стала уже классикой: «…серцем читало дитя добрі Шевченкові очі, і золоте вишиття…». Да если бы только в домах! Такие же портреты (но размером на половину стены) висят у многих руководителей предприятий в кабинетах, и совершенно дико и безвкусно смотрятся на фоне интерьера современного офиса. Причем предприятия эти никоим образом не связаны ни с литературой вообще, ни с самим Шевченко, в частности. Премии, награды его имени…Во Львове можно часто наблюдать, как в самом центре города возле памятника Шевченко стоят несколько человек и самозабвенно молятся на него, крестятся и кланяются. И это в городе, где множество храмов разных конфессий, куда можно зайти для молитвы. Но нет! Люди предпочитают Богу кумира! Призывают читать его произведения, но никто не призывает читать Святое Писание.

Ну ладно, если бы подобное поддерживалось католической и униатской церковью. У них Вторая Заповедь отменена. Но вот куда Каноническое Православие смотрит?! Если разобраться, какие же «пророчества» Шевченко сбылись? Про реки крови? Так ведь тогда и пророком не нужно было быть, чтобы предсказать это. Нужно было просто жить в обществе и держать глаза и уши открытыми. А про «сім’ю вольну, нову…» – разве пророчество сбылось? Вряд ли то, что так любят у нас называть «свободным демократическим обществом» и «європейським шляхом» (который топчут все, кому не лень), можно назвать вышеуказанным выражением. Да и свобода сама по себе – понятие относительное. Кто-то из классиков сказал: «Свобода – оправдание подлецов. Когда они кричат о ней, то думают не о свободе других, а о своём собственном рабстве!». Возможно, что произведения Тараса Шевченко наполнены стремлением именно к такой свободе. И не нужно путать это стремление со святостью и пророчеством. Ведь Тарас Шевченко не канонизирован ни одной христианской конфессией как святой. И вряд ли будет канонизирован, так как его личность и творчество иногда очень и очень противоречат христианским ценностям. А ретивым политическим и общественным деятелям стоит задуматься и вспомнить, как дорого древнееврейский народ заплатил за поклонение золотому тельцу. И перестать, наконец, создавать кумиров, шагать самим с закрытыми глазами к бездне и вести за собой множество такого же ослеплённого народа. Лучше сбросить пелену с глаз, открыть Писание и принести достойный плод покаяния, разрушив в сердцах своих золотых тельцов. И Господь тогда сам даст ту свободу, которую он предопределил для детей своих, и которая ведёт к спасению!

Наталья СОФИЛКАНИЧ