https://moyagazeta.com/

Молодой, талантливый, неизвестный хмельничанин…

Зачем пленишь меня, звезда
Своим далеким ярким светом?
Мне стало грустно у окна
Смотреть за уходящим летом.
А осень, словно в первый раз,
Раскинет вечные объятья,
И все детишки в первый класс,
И все седеют мои братья.
Снежок засыпал города
И мой тому не исключенье,
Сосульки тянут провода,
Но это только на мгновенье.
На улицах опять весна
Играет чувствами умело,
Одежда стала вдруг тепла,
Но только душу не согрела.

– Такая интересная, философская песня… Как ты ее написал? Вообще, с чего, если можно так сказать, начинается песня?
– С чего начинается… Сложно сказать. Сначала что-то формируется внутри тебя, в подсознании, а затем выливается в слова.
– То есть, толчком послужили определенные чувства?
– Да. Мои внутренние переживания, связанные с такой всесильной штукой, как время. Философское понятие времени очень различно во многих учениях. Наверное, это еще одна попытка высказать своё мнение о том, что есть время.
– Ты боишься старости?
– Нет. Этого я не боюсь. Я переживаю за своих родных людей, потому что вижу, что время делает, как оно течёт и как это отражается на окружающих.
– Но, вообще-то, время – это движение вперед, действие, а не застой. Ты боишься каких-то возможных потерь, или хочешь взять с собой то, что осталось позади?
– Конечно! Ведь никто не хочет терять то, что для него является близким и родным, не так ли?
– А потеря чего для тебя будет самой сильной болью?
– Если что-то случится с моими близкими. Именно они, а не деньги, как считают многие, самое главное в жизни. Так, мне кажется, могут считать только эгоисты, для которых действительно нет ничего святого. Если человек воспитывался в настоящей хорошей семье, он не может думать по-другому.
Какова твоя модель идеальной гармоничной семьи?
– Любящие мужчина и женщина. Полной идеальной семьей можно назвать ту, в которой есть ребёнок, где царит любовь и взаимопонимание…
– Мы немножко отвлеклись, поэтому давай вернемся к творчеству. С чего все началось? Когда возникла первая песня? Ты сначала начал петь или писать тексты?
– Сначала я, как и любой ребёнок, начал петь. Первые попытки писать какие-то четверостишья начались где-то в 14-15 лет. Приблизительно тогда появилась и первая песня.
– А ты помнишь то, о чем тогда писал?
– Ну, если порыться в старых записях, может, нарыл бы парочку уникальных произведений (улыбается).
– И что главное для тебя? Какой основной сюжет песен?
– Наверное, это любовь… Как говорил Тальков: «О жизни и о любви сочиняю и пою». У меня получается примерно то же самое: о жизни и о любви.
– Кем ты сейчас работаешь?
– Я радиоведущий.
– Не пробовал в эфире петь?
– Было такое. Организовывались передачи. Даже на телевидении.
– А в песенных конкурсах участвуешь? Может, где-то даже удавалось выигрывать?
– Если честно, то практически нет, поскольку разговариваю на русском языке. Хотя, однажды, мне, так сказать, захотелось «подурковать». Вернее, попробовать новое. Я написал три песни на украинском языке и поехал на «Червону руту», где выиграл второе место!
– У тебя есть музыкальное образование?
– Да, конечно. Я закончил музыкальную школу, училище, педагогическую академию, получил степень магистра.
– Не пытался давать какие-то частные уроки?
– Я даю частные уроки по игре на гитаре. По вокалу могу помочь. У меня есть опыт: я работал в педагогической академии.
– Ты выпускал собственный диск?
– Пока нет.
– Тогда представим такую ситуацию. Приходит спонсор и говорит: давай, запишем диск. Как отреагируешь?
– Да дело-то не в деньгах. Я сам для себя главный критик, поэтому мне долго мои песни не нравятся. Неделю – точно. Поэтому считаю, что многие песни недостойны быть записанными, хотя окружающие твердят обратное. Но и это не является ключевым в том, почему я не записываю диск. Дело в том, что очень хочется создать творческий музыкальный коллектив. Написать определенное количество песен, но таких, которые бы стопроцентно заслуживали места на диске. Над инструментальным составом пока не задумывался. Это зависит от многих деталей, например, что и в каком стиле играть.
– Может, нужен определенный толчок? Или все упирается во время и желание?
– Не совсем. Просто у меня другое понимание того, что я хочу видеть на диске. Пытаюсь писать музыку разных направлений, хотя и не вижу продвижения.
– Продвижения чего – роста или музыкального развития?
– Концертного продвижения. Однажды попробовал написать рок-н-рольчик, попсу – просто для интереса, куплетики весёлой песенки. Побаловался – и всё.
– Я знаю, что ты участвовал в фестивале Высоцкого. Что ты исполнял?
– «Лирическую».
Мой собеседник начал петь всем известное: «Здесь лапы у елей дрожат на весу», а я сидела и просто заслушивалась его голосом. Казалось, что это поёт не ведущий хмельницкой радиостанции, а полноправный участник Евровидения. Куда там Рыбаку!
– Для тебя Высоцкий – просто увлечение или что-то более важное?
– Песни Владимира Высоцкого – это огромнейший вклад в мировую культуру. Это, я считаю, некая точка отсчета для каждого человека. Конечно, чтобы понять его творчество, нужно в совершенстве владеть русским языком.
– А с какой песни для тебя начался Высоцкий?
– «Я не люблю».
– Ты выступаешь в Хмельницком? На каких концертах тебя можно услышать?
– Раньше выступал, довольно часто. Помогали. К тому же, творческий максимализм играл. Частенько организовывались концерты в монотеатре «Кут».
– А сейчас? Не приглашают?
– Нет. Просто раньше был другой организатор концертов, во-первых. Во-вторых – на них приходит одна и та же публика. Получается, что варишься в собственном соку. Фактически эти выступления просто исчерпали себя. Когда артист отдаёт свою душу публике – он ждёт отдачи. А от зрителей, которые «не в состоянии» воспринять услышанное, ёё просто не стоит и ожидать. Выступления стали «пресными».
– А если я тебя приглашу на вечер в литературное кафе, которое откроется на базе «Моей Газеты+», придёшь?
– Конечно, с удовольствием.
– Что у тебя есть, кроме лирики? Может быть, что-то социальное? О жизни и смерти, дружбе и предательстве?
– Да. Вот, например, одна из остросоциальных песен.

Идеалы все размазаны,
А миром правит зло.
Деньгами и развратами
Все схвачено давно.
Все идет вперед, бесспорно,
Да по наклонной вниз.
«Спокойной ночи, малыши» сменило порно.
Спокойно спи, малыш!

– Есть ли в Хмельницком на сегодняшний день место, где можно собраться, поиграть на гитаре, обменяться мыслями и планами на будущее? Где ты встречаешься со своими единомышлениками?
– У нас в городе есть люди, которых я бы действительно мог назвать единомышленниками. Это гитаристы и не только, но пока что мы вместе не собираемся.
– Может, лучше было бы сделать группу? Или таких мыслей пока не было?
– Когда учился в училище, со своим другом создал дуэт «Ренессанс». Выступали в различных заведениях. Потом каждый пошёл своей дорогой и, в общем, с продолжением как-то не сложилось. Но мы, бывает, встречаемся, и опять рождаются мысли продолжить существование группы.
– Кем ты видишь себя завтра? К чему идешь в своём творчестве, в каком направлении?
– Я вырос на русском роке: Цой, «Аквариум». Честно говоря, благодаря Виктору Цою и начал играть. Однажды услышал одну из его песен и меня осенило: «О! А почему бы мне не научиться играть на гитаре?!» Желание было настолько яростным, что за два года в музыкальной школе овладел пятилетним курсом обучения игры на гитаре. Как говорят: «Если сильно захотеть, можно в космос полететь!»
– Но всё же? В каком направлении будешь двигаться? Высоцкий, Цой – это хорошо. Но ведь вид из окна не такой, как раньше…
– Отвечу песней…

За гранью сознания
Находится слово всех слов.
Отбившийся гений
От стада ослов.
Но только добраться
К нему не дано,
Можно с мысли сорваться
И выйти в окно.
Ночь наземь осела
И слышно в тиши
Как небо запело
Дождем от души.
Но вдруг мне стало
Бесконечно жаль,
Плакать небо устало
Сквозь ночную вуаль.

– Как относятся в семье к твоему творчеству?
– Позитивно. Поддерживают.
– А на работе?
– Такой вопрос даже не стоит, собственно… Язык не тот.
– Получается, языковый барьер существует?
– Очевидно, да.
– Но вот, например, для Сергея Трояновского и его монотеатра «Голос» язык не играет какой-то роли…
– Кстати, именно этим я и пользуюсь (в хорошем смысле этого слова). Сергей Николаевич часто приглашает меня на различные мероприятия. Скоро в городе состоится вечер, посвящённый Пастернаку. Я буду исполнять там песню Носкова на слова Пастернака «Свеча горела».
– У тебя есть амбиции? Какие?
– Можно сказать, что в какой-то степени они движут мной. С помощью собственных песен я общаюсь с миром. Порою «прицел сбивается», но у меня есть и другие виды деятельности, которыми могу занять себя. Например, лёгкая атлетика. Ещё боксом балуюсь немножко. Хотя это для музыканта не очень и благоприятно. Можно повредить пальцы.
– Ты себя считаешь человеком гармонии или внутренних конфликтов?
– Скорее всего, внутренних конфликтов. Я редко могу отдохнуть, потому что во мне всегда идёт борьба «чего-то» с «чем-то».
– И с чем ты борешься? Что хочешь побороть?
– Наверняка, как и любой человек – лень.
– Кстати, насчет лени. Может, именно она – основная причина того, что наша творческая молодежь не общается? Как думаешь, что нужно сделать? Как перенести «талантов» из мирков и уютных тапочек возле телевизора, заставить (в хорошем смысле этого слова) прийти в слякоть, чтоб отдохнуть душой, пообщаться с единомышленниками?
– Тут нужно сесть и хорошенько подумать. Это не делается с бухты-барахты. Кроме того, некоторые обязательно придут для своей корысти, желая получить взамен что-то.
– Тебе больше нравится петь вживую?
– Конечно! Я под фонограмму никогда и не пел, собственно.
– У тебя есть завистники?
– Пока таких не замечал. В лицо ещё никто не выражал своё недовольство моим творчеством.
– Тебя устраивает твоя робота?
– Честно говоря, нет. Дело в том, что я говорю там «виключно українською мовою». Первое время (где-то года два) было интересно, но сейчас я уже работаю шестой год…
– Приглашают на корпоративы, вечеринки?
– Бывает. Но я не люблю корпоративы. Хотя там и деньги платят, как мне частенько говорят.
– Какую музыку предпочитаешь слушать?
– Классическую (Дворжика, Баха). Кто не играл Баха – тот не гитарист. Если говорить о роке – «Скорпионс», «Пинк флойд», «Дип пёрпл».
– А из современных рок-групп выделяешь какие-то?
– У меня есть своё мнение относительно музыки. Во-первых, музыка – это определённое сочетание возможных ритмов и комбинаций. А сейчас на это не обращают внимания. Оно есть, но больше «падает в глаз» игра, постановка, шоу, в лучшем случае – некая харизма. Дело в том, что наиболее удачные комбинации фактически все уже были исполнены, начиная с 60-х и до 90-х годов. Можно сказать, что уже вычерпан музыкальный алгоритм. В любом случае, нот всего семь, поэтому получается какое-то определённое число музыкальных мотивов. Конечно, это моя субъективная точка зрения, но то, что мы постоянно слышим множество ремейков, вариаций, старых песен, перепетых под новый лад, подтверждает мою теорию.
– Так что, ты рок-группы не слушаешь?
– Нет, почему же, мне очень нравится «Океан Ельзи», у них очень богатое музыкальное мышление. «Безодня» хмельницкая мне хорошо известна, «Тартак».
– Какая обстановка должна быть для того, чтобы «сочинялась» песня? Что тебя провоцирует на это? В какое время суток обычно приходит муза?
– Что провоцирует? Конечно же, бутылка водки! Это, конечно, шутка, поскольку не пью. Как мы говорили, что-то должно внутри созреть и выплеснуться. Хотя иногда бездельничаю, и вдруг думаю: «А почему бы мне не написать песню?»
– Получается, что все-таки бездельничаешь?
– Да нет, для безделья нет времени. Но если есть свободное время, то люблю «посидеть в компьютере». Вообще было бы очень интересно заняться программированием.
– Какую оценку даешь хмельницкому «бомонду»?
– Отсюда реально нет выхода. Люди варятся в собственном соку, независимо от того, кем они являются – поп-, рок-исполнителями или бардами. Их деятельность не достигнет большего, чем корпоративы.
– Что нужно молодым исполнителям для продвижения?
– Начинать нужно с фестивалей. Но главное – деньги. Жаль, но без них ничего не будет, как бы банально это не звучало. Хотя, чтобы научиться играть, нужны инструмент, желание и хороший учитель. А ещё – труд!

Сергей еще молод – ему всего 26 лет. Слушая его, я пропускала «через себя» каждую его песню. Не важно, что это было – рок или лирика. Я поняла одно: таких, как он – много, а возможностей для реализации творческих личностей – мало. Пока же надеюсь, что наша встреча с Сергеем не последняя, ведь мы договорились сыграть: он на гитаре, а я на бандуре. Но встаёт вопрос – где? Может, городская власть подскажет?..

Юлия Шпичко, НВК №10, 11-Б класс, слушатель школы журналистики