Страна зеленого Дуная глазами стоппера (воспоминания 2003 года)

— Весь мой туристический опыт к моменту выезда в Центральную Европу составлял несколько трех-четырехдневных вылазок на природу, поэтому очень многие считали мою поездку чистой воды авантюрой. Но я не обращал на них внимания и готовился «пробежаться» по трем столицам европейских стран — Вене, Праге и Братиславе, две из которых — Вена и Братислава — самые близлежащие на материке — между ними всего 60 км. Но, узнав общую цену, которую мне пришлось бы заплатить за открытие трех виз, в том числе шенгенской, пришел в ужас и решил ограничиться одной Словакией. Тем более, что ее виза самая дешевая — всего 28 у.е. и делается элементарно: едешь в Киев, заполняешь анкету, прикладываешь фотографию — и через недельку можешь чувствовать себя счастливчиком. Насколько я понял, словаки визу дают всем, были бы документы в порядке. Им нет никакого смысла кого-то «зарезать» и тем самым лишить страну валюты. Правда, существует одно «но». С 1 апреля 2002-го года словаки ввели новое въездное правило. Каждый, кто хочет посетить их страну, должен подтвердить платежеспособность из расчета $50 на каждый день пребывания. Учитывая, что средняя зарплата в Словакии — около $400, понятно, что даже у граждан этой маленькой, но гордой страны таких денег нет и быть не может.

Но раз закон существует, его можно и нужно обходить. Можно предъявить кредитную карту, которую, естественно, пограничники проверить не могут, да и не имеют права. Если же вдруг они усомнятся в наличии необходимой суммы, тогда извлекается справка о том, что такие деньги у вас есть. Как она делается? Проще простого. Заветная сумма собирается у друзей и знакомых, кладется в банк, где берется справка, а на следующий день забирается обратно. Просто и действенно. Если же у вас есть справка-приглашение от гражданина Словакии, что все ваши расходы он берет на себя, проблема снимается сама собой.

Итак, визу я получил, набил рюкзак кучей нужных и ненужных вещей, среди которых отсутствовала палатка, поскольку ночевать я собирался в кемпингах, коими усеяна вся страна, либо под деревом, завернувшись в спальный мешок (дело было в августе). Сев в ужгородский поезд, я гордо отказался от предложения проводника взять матрас и постельное белье, решив опробовать спальник (факт очень важный). Внутри было так тепло, что разбудили меня уже на запасных путях ужгородского вокзала. Видимо, проводник, затаив злобу, проигнорировал просьбу разбудить меня в Чопе, где я планировал пересечь границу электричкой. В Ужгороде же есть лишь автомобильный и пеший переходы, где досмотр более жесткий. Но что-либо предпринимать было уже поздно. Кое-как запихнув в рюкзак скомканный спальник, я выскочил из вагона.

Вскоре я был уже у шлагбаума — с тяжелым рюкзаком за плечами и с 200 гривнями и 25 долларами в кармане — всеми моими деньгами, часть из которых ($10) тут же обменял, получив 380 словацких крон. Если бы я знал, что нашу родную отечественную валюту в Словакии обменять невозможно даже в центральном банке столицы, то, естественно, поменял бы гривни в Ужгороде. А так скажу, забегая наперед, что все 200 гривень я привез обратно.

Все-таки образ парня с рюкзаком, переходящего в 6 утра границу пешком, для наших таможенников был еще в диковинку, поэтому они посадили меня в первую же машину, ехавшую в г. Михаловце (примерно в 35 км от границы). Оттуда я добрался до Кошице. Сменив несколько машин, я сделал вывод: их водители, в отличие от наших, не «выбрасывают» автостопщика, доехав до нужного им места. Они интересуются, куда ты едешь, стараются тебя подвезти как можно дальше, да еще показывают, куда надо идти.

В Кошице почему-то машины стопились плохо, и я решил пройтись пешочком. Пройдя примерно километра три, я скинул рюкзак, дабы передохнуть, и обнаружил отсутствие спальника. Вероятнее всего, он выпал где-то по дороге, ведь я его так и не упаковал как следует. Отгоняя проносившиеся перед глазами картины будущих ночевок на голой земле, я, проклиная все на свете, а пуще всего себя самого, оставил рюкзак на обочине (!) и бросился назад. Через десять минут пропажа нашлась. Как ни странно, мешок никто не забрал и не переехал. Но, с другой стороны, никто из водителей и не посигналил, сообщая о том, что на дороге что-то лежит. Кстати, когда я вернулся, рюкзак был на месте.

В городке Торнале я решил пополнить запасы воды. Заправщик на бензоколонке, махнув рукой куда-то в сторону, сказал что-то непонятное. На всякий случай я вышел на улицу. Двое местных парней направили меня в ту же сторону, но я остался на месте, так как снова ничего не понял. Отчаявшись объяснять, они ушли, передав эстафету симпатичной девушке, которая дефилировала мимо меня три раза — вначале пешком, затем на велосипеде, потом в сопровождении двух парней на роликах, — маша рукой в ту же сторону. Решив посмотреть, что же там такое, я вскоре обнаружил источник с водой. Да не с простой, а с минеральной.

Прошагав за день около 280 км, переночевав в кукурузном поле близ г. Лученец, утром следующего дня я добрался до Зволена. Там пришлось постоять на трассе, поскольку проезжавшие водители, все, как один, оказывались «деньгопросами» и что-то хотели за проезд. Я же мог им предложить лишь пару банок килек в томате…

Когда мне надоедало стоять, я шел по автостраде, любуясь окрестностями. Проходя по одному из мостов, заметил приклеенный к опоре плакат, сообщающий о концерте «Тату» в г. Нитре, до которого оставалось еще километров 70. Но в Нитру меня подвез дальнобойщик, заинтересовавшийся моей автостопной сущностью. Не доезжая до Нитры, мы остановились в придорожном кафе, где я познакомился со словацкой кухней и словацкими ценами. Суп на первое, огромная тарелка галушек из брынзы на второе и пол-литровый бокал пива на третье стоили примерно 90 крон. Кстати, водитель также расплатился и за меня, за что ему огромное спасибо.

Заночевал я на террасе круглосуточного летнего кафе. Внутри находился один-единственный загулявший посетитель. Грузный добродушный мужчина, покачиваясь, вышел из дверей и, увидев меня, расстилающего спальник, попытался завязать беседу. Но язык у него ворочался уже с трудом. Я почти ничего не понимал из его речи, но добросовестно попробовал объяснить, что я турист из Украины и еду в Братиславу. Дядя вытащил кошелек и протянул мне купюру в 20 крон. Полагая, что он после этого пойдет развлекаться дальше, я взял деньги. Но, видимо, доброхоту показалось, что мне мало, и за двадцаткой последовала 100-кроновая бумажка. Так я за одну ночь разбогател на целых 3 доллара.

Наступило утро. До Братиславы оставалось 80 км. Машины опять почему-то не ловились, а я снова шел пешком. Вдруг возле меня остановилась «четверка» (ВАЗ-2104). Водитель вышел из машины и обратился с речью, в которой проскальзывали знакомые слова «паспорт» и «полиция». Действительно, на моем собеседнике была рубаха, напоминающая форменную. Уразумев, что передо мной страж порядка, я предъявил паспорт, который полицейский перелистал несколько раз. Но там было все в порядке. Позвонив по телефону (наверное, на границу), он проверил мою визу и дату пересечения границы. Но и там было все в порядке. Тогда он пригласил меня в машину и довез до ближайшего села, признавшись, что его вызвали проезжавшие мимо меня, но не остановившиеся водители, которым я почему-то показался подозрительным.

Вскоре я был уже в Братиславе и смотрел на текущие волны Дуная, между прочим, не голубые, а какие-то серо-зеленые. На другом берегу, в каких-то двух километрах виднелась деревушка. Но это была уже Австрия. Меня ожидало еще много интересного и необычного, но об этом в следующей статье.

 

Автор: Ефим ГОРБАТЫЙ для Моей газеты+