https://moyagazeta.com/

Слово + Бог = Успех! или “Новомедиа” изнутри

 Кто-то предлагал свое ноу-хау в наружной рекламе, кто-то делился результатами организации летних экстрим-лагерей… Семья Муц из Дунаевец рассказала о том, как сегодня живут дети-сироты, и чем каждый из нас может им помочь.Оксана и Руслан просто и легко поделились своим опытом, и я поняла, что помощь и добро – не всегда деньги, а зачастую участие в жизни, забота, поддержка…

Мы с моим заместителем по делам редакции Юлей (как она утверждает – по совместительству еще и дочерью), ожидая изначально продолжительную проповедь, незаметно для себя стали активными участниками происходящего. А происходили простые и в тоже время чудесные события. Все общались, рассказывали о своих наработках, спрашивали совета. Открытость, юмор, иногда даже сатира – все это сопровождало серьезные разговоры о современных и продвинутых СМИ. Больше всего нас обаял спикер семинара, президент Ассоциации “Новомедиа” Руслан Кухарчук (работал журналистом и редактором в ТРК «Студия плюс», в холдинге “Столичные новости”, на телеканале НТН, в 2007-м – главный редактор телеканала СИТИ, а с декабря 2008-го – выпускающий редактор телеканала ТВі). Он буквально покорил присутствующих своим багажом опыта работы в самых разнообразных по формату СМИ Украины, эрудицией и неподменной открытостью.

Прослушав первую часть семинара, просто невозможно было не подойти с вопросами к спикеру, специально приехавшему из Киева с учебной методикой, чтобы научить христианские СМИ быть современными, привлекательными и понимаемыми…
Р.К.: Вообще я – телевизионный журналист. Занимаюсь газетой, телевиденьем. Плюс у меня ещё есть общественная организация «Любовь против гомосексуализма». Но это уже другая тема, которая может стать предметом одной из наших следующих бесед.
 

Корр.: А давно вы занимаетесь журналистикой?
Р. К.: Не очень давно и в то же время достаточно долго – с 2000 года. Именно светской. Но в то же время в определенный момент деятельности я начал совмещать этот вид журналистики с религиозной.
 

Корр.: А когда сами поняли, что ЭТО – Ваше?
Р.К.: Сегодня во время семинара одна из участниц сказала, что хорошо писала в школе сочинения, поэтому ей кажется, что она может быть журналистом. У меня, наверно, такая же история. Я в школе всегда хорошо писал сочинения, имел привычку читать художественные произведения и самостоятельно писать критику по ним. Вот тогда, наверное, впервые подумал: а может, журналистом стать? Уже с 10-го – 11-го класса я писал в местной газете на разные темы, но обычно на светские. Потом поступил учиться на журналистский факультет. Кстати, у меня два образования: первое – режиссерское, Киевский университет культуры и искусств. А второе – Киевский университет им. Тараса Шевченко, уже «чистая» журналистика. Так что с 2002-го года ею и занимаюсь…
 

Корр.: Как Вы считаете, кому сложнее: телевизионщику или газетчику?
Р.К.: В газете главное выразительное средство – слово. А на телевидении – динамичный видеоряд, картинка.
 

Корр.: Получается, газетная сложнее?
Р.К.: Газетная – более аналитическая. Телевизионная – более изобразительная, чем аналитическая. В этом и различия в целевой аудитории. Понимаете, нельзя сказать, что лучше, что хуже, что легче, что сложнее. Тем, кто любит больше писать, конечно, лучше быть в газете. Тем, кто любит делать зрелищное мероприятие – тем лучше на телевидении. Но мое мнение – на телевидении нечего делать человеку, который не умеет писать. Увы, там таких немало…
 

Корр.: Но они могут быть классными режиссерами…
Р.К.: Да, если говорить о режиссуре, драматургии – то конечно, тут не обязательно иметь профессиональные журналистские познания. А вот ведущим…
 

Корр.: Как Вы думаете, сколько ещё выдержат печатные издания? Как быстро телевидение и Интернет вытеснят газеты, журналы? Или глянцевые журналы все же останутся?
Р.К.: Интересный вопрос. Знаете, смерть газетам и журналам пророчат уже лет 15 точно. Но они ещё живут и, мне кажется, ещё долго не умрут. Другое дело, что они будут вынуждены трансформироваться и видоизменяться, в первую очередь, учитывая диктатуру Интернета. Думаю, газеты будут вынуждены создавать специализированные онлайн-версии, где будут не только перепечатки газетных вариантов, но и чисто интернетовские фишки: блоги, комментарии, возможность загружать видео, фотографии. То есть, они будут использовать технологию вебдваноль (web2.0), когда аудитория может самостоятельно принимать участие в наполнении сайта. Наверно, этим читатели будут удовлетворять свое себялюбие…Поэтому газетам и журналам будет житься сложнее – это факт. Даже сейчас из-за кризиса за последние полтора года закрылся добрый десяток действительно известных журналов и газет. Киевские могу даже перечислить.
 

Корр.: Добротных, профессиональных…
Р.К.: Добротных, которые профессионально «делались», имели определённую историю и аудиторию. Что интересно, на Западе в последние годы большей популярностью пользуются местные издания, чем общегосударственные. Они, естественно, менее богаты, с меньшим тиражом, но пишут о проблемах определенного региона, поэтому стабильны и востребованы у местной аудитории. А в Украине региональные медиа почему-то не очень развиваются. Наверное, это связано с какими-то экономическими реалиями. Возможно, на местах нет крупного бизнеса, который мог бы стать рекламодателем. Не надо забывать и про то, сколько журналистов выехало за рубеж, а многие кадры уезжают из небольших городов в Киев. Часто «на местах» некому этим заниматься, не так ценится труд.
 

Корр.: Не забывайте о ментальности регионов.
Р.К.: Да – ментальность. В городах-миллионниках – Донецке, Одессе, Днепропетровске, есть хорошие издания. Если в редакцию обращаются люди, как в последнюю инстанцию, это уже показатель того, что у издания есть репутация и доверие аудитории. Человек лично может соседу сказать: «Вот, напиши в газету, может, там помогут». Считаю, что это правильно, когда СМИ поддерживают максимальную интерактивную, то есть взаимную связь с аудиторией, когда они удовлетворяют ключевые насущные потребности людей, а не только пишут о каких-то абстрактных, глобальных вещах. Если вы берёте на себя ответственность комментировать юридические вещи – вы берёте на себя ответственность в полном смысле этого слова. Поэтому это нужно осознавать всегда.
 

Корр.: И самому соответствовать.
Р.К.: Да, и быть готовым ко всему. Если же вы обращаетесь к юристу за комментарием, то, цитируя его и называя фамилию, вы как бы на него перекладываете ответственность.
 

Корр.: Но в итоге, согласно закону об информации, всё равно газета несёт ответственность. Проверить-то невозможно.
Р.К.: Но она не несёт ответственность за слова третьей стороны, которые процитированы в кавычках с упоминанием фамилии. Суд всегда станет в таких случаях, по идее, должен стать на сторону газеты. Если газета в авторской колонке заявила какую-то позицию, тогда она за неё отвечает. А если она предоставила площадку для цитаты–ответственность на авторе цитаты.

Корр.: Как вы оцените сегодняшнего читателя? Все-таки люди сейчас больше любят развлекательные шоу, и Катя Осадчая у нас – чуть не главная фигура. Почему же развлечения? Или у нас такая сложная жизнь, что они убегают от проблем?
Р.К.: Понимаете, с одной стороны СМИ навязывают определённые вкусы. Говорят: «Вот это должно быть вкусно!», и к этому все привыкают. «Подсадили» на попсу и народ полюбил попсу… Поэтому, с одной стороны, средства массовой информации сами сформировали такую аудиторию. По крайней мере, большие СМИ. А маленькие вынуждены играть по своим правилам или же пытаться самим определять редакционную политику, и диссонировать с общим контекстом.

Корр.: А это уже труд в кубе.
Р.К.: Да, в кубе. Конечно, большим медиа-холдингам, куда входят несколько газет, журналов, телеканалов, намного легче, потому что у них тогда есть издания разного формата: развлекательные, аналитические, женские, мужские, рекламные… Поэтому им легче. Они просто перекрывают разную целевую аудиторию. Конечно, более важны короткие формы подачи. В газетах и журналах люди не готовы читать большие тексты. Разве что в виде интервью. Поэтому газеты типа «Зеркала недели», где одна статья может быть на две «простыни» – скорее исключение, чем правило. Тенденция – короткие формы на телевидении, радио, в Интернете, потому что жизнь стала очень быстрой и динамичной. Даже по себе замечаю, что в первую очередь читаю короткие материалы, а затем длинные. Не буду говорить, хорошо это или плохо. Просто я, как профессионал, воспринимаю объективную реальность как действительность и пытаюсь найти в ней своё место и применение.

Корр.: То есть, аудиторию обвинять в этом не надо?
Р.К.: Вряд ли вообще в чём-то аудиторию можно обвинять. Она поддаётся влиянию, которое делают средства массовой информации. Поэтому СМИ действительно должны быть социально ответственными. Они должны распространять информацию, которая полезна, интересна, актуальна, но которая должна производить положительный воспитательный эффект. Меня многие обвиняют в том, что я предпочитаю советские традиции журналистики, потому что говорю, что журналисты должны воспитывать. Да, я считаю, что они должны воспитывать, выполнять воспитательную функцию. Конечно, информационную и развлекательную в том числе, но они всё-таки должны однозначно формировать вкусы и моды. Но не обслуживать!

Корр.: Скажите, а нет ли у вас внутреннего конфликта между мирской и духовной деятельностью?
Р.К.: Вот я тоже себя спрашиваю: кто я, во-первых: христианин или журналист?
Я – христианин-журналист. То есть, другими словами, такой же, как христианин-шахтёр, христианин-преподаватель, христианин-медик. Журналистика – это моя профессия.

Корр.: А бывает христианин-судья?
Р.К.: Ну, теоретически, да. Повторюсь, журналистика – моя профессия. А христианство – это даже не религия, это, я бы сказал, образ жизни, система ценностей и, естественно, моя личная вера в Иисуса Христа. Поэтому я журналист и христианин. Если уточнить вопрос: влияет ли мое христианство на профессиональную деятельность? Да, наверно, влияет, потому что я свою журналистскую профессию использую, в том числе и для того, чтобы популяризировать правильные здоровые христианские ценности. Но мне это не мешает быть аналитиком, экспертом по любым вопросам: экономическим, политическим, социальным. Главное, что я остаюсь честным сам с собой, со своим читателем, со своим зрителем. Что интересно, Библия и христианство действительно дают ответы на очень многие вопросы, не только касающихся религиозной жизни.

Корр.: Дайте, пожалуйста, совет светскому редактору: как избежать этого диссонанса у сформировавшегося читателя? Какими инструментами, знаниями нужно обладать?
Р.К.: Я всегда смотрю на Иисуса. Христос, когда проповедовал, был актуальным для аудитории и был для нее понятным. Это не вызывало никакого протеста, и вокруг него всегда были тысячи людей. Поэтому и в наше время любому светскому редактору и изданию необходимо понимать запросы и интересы аудитории, проблемы, которые у нее существуют, и просто предлагать духовную информацию с точки зрения интересов аудитории. Только тогда она будет воспринята как органичная, природная, востребованная информация…

Корр.: Как собственная боль?
Р.К.: Как ответ на собственную боль, а не как что-то навязанное. Нужно определять ответственность редактора и журналиста, и «держать нос по ветру», ориентироваться, что сейчас актуально, о чем люди говорят, какие существуют проблемы и предлагать свои решения. Я всегда восхищаюсь светскими редакторами светских изданий, которые понимают важность духовной составляющей, духовной тематики и анализируют бытовые, общественные проблемы с точки зрения духовной позиции. Это всё-таки очень важно, потому что человек на земле временно, и есть ещё вечная жизнь. Если редактор оценивает по достоинству религиозную или христианскую тематику, это достойно похвалы.

Корр.: Что Вы пожелаете читателям?
Р.К.: О, это самое сложное… Я хочу всем пожелать, чтобы человек за второстепенным не забывал принципиальных главных вещей своей жизни, чтобы люди занимались тем, что им нравится делать, находили время для своих семей, для того, чтобы реализовывать свой внутренний потенциал. Бывает, что человек, например, работает сторожем, но при этом гениально рисует. У меня пожелание к таким людям: обязательно найдите хотя бы 15% своего времени в неделю, чтобы рисовать. Пройдут годы и это единственное, что вам будет доставлять удовольствие, это единственное, что вы будете вспоминать с радостью.
Я убеждён, что Бог дал каждому человеку потенциал, но за нашей рутиной, повседневной заботой, зарабатыванием денег, построением карьеры, мы обо всём этом забываем. В Библии сказано: «Тот, кто закапывает свой талант, не имеет похвалы у Бога». Поэтому помните, что каждый ваш талант дал вам Бог, и постарайтесь его реализовать по максимуму! Обычно я подобное желаю молодежи, но, думаю, оно годиться для всех.

Корр.: А если человек ещё не определился со своими талантами?
Р.К.: Думаю, это легко определить, задав вопрос самому себе: что мне нравится делать и от чего я получаю удовольствие? Если ты что-то делаешь и переживаешь внутренний комфорт, получаешь удовольствие (конечно, это не относится к греховным делам), можно предположить, что это и есть дар, который у тебя есть. По крайней мере, один из них.

Корр.: То есть, даже если человек сутками смотрит фильмы? Может, ему надо стать кинокритиком?
Р.К.: Почему нет? Главное – попытаться что-то написать, хоть как-то оправдать затраченное время.

Беседовала Людмила Лунина
lunina[a]moyagazeta.com